specnazspn (specnazspn) wrote,
specnazspn
specnazspn

Categories:

Каким будет мир после пандемии? Мир и без всякой пандемии никогда не будет таким, как вчера


В 1936 году сэр Остин Чемберлен, двоюродный брат премьер-министра Великобритании, искавшего мира с Гитлером, выступал на ежегодном собрании Ассоциации юнионистов Бирмингема. Он говорил о серьезной угрозе коллективной безопасности в связи с нарушением Германией условий Локарнских договоров. "Не так давно один знакомый дипломат, проработавший несколько лет в Китае, рассказал мне о существовании китайского проклятия, которое звучит так: "Желаю вам жить в интересные времена". Нет сомнения, что это проклятие и сегодня с нами, — заметил Сэр Остин. — Мы движемся от одного кризиса к другому. Мы страдаем от одного потрясения и шока за другим". Всего девять лет спустя Рузвельт и Черчилль в Ялте договорились со Сталиным о послевоенном устройстве мира, того самого, который окружал нас на протяжении последних 75 лет.

Сегодня, наблюдая беспомощность системы, полная и окончательная победа которой была объявлена Фукуямой еще 30 лет назад, мы с полной уверенностью можем сказать, что китайское проклятие никуда не делось. Мы тоже живем в интересные времена.

Погружение в историю — захватывающее приключение. Но не сейчас, когда острота восприятия притуплена стремлением выжить. Полная дезориентация населения достигла поистине всемирных масштабов. Те самые международные институты, которые, казалось, должны незыблемо стоять на страже международного мира и безопасности, соперничают в жанре "экшен" с Cirque-du-Soleil. 30 января, когда в Китае, по официальным данным, уже было 17 238 зараженных и 361 умерший, а вирус "зарегистрировался" в 23 странах, ВОЗ при очевидной поддержке КНР не рекомендовала введения ограничений на транспортные сообщения и до сих пор отказывается назвать имена "специалистов", "изучавших" этот вопрос.

Сегодня, когда масштабы пандемии угрожают долгосрочными экономическими последствиями, США и Китай развернули настоящую войну в СМИ и в ООН, обвиняя друг друга в "утечке" вируса, вместо того, чтобы отложить на время распри и объединить усилия. Россия, разумеется, подвывает на стороне КНР, пытаясь окончательно добить Запад, который кормит и поит ее, покупая нефть и газ.

Как оказалось, на национальном уровне некому остановить бездарные правительства, неспособные принимать хорошо обдуманные и четко выверенные решения. Паника и страх потерять власть блокируют мышление, а презрение к интеллекту стало повсеместным.
Есть все основания полагать, что под "интересными временами" китайцы понимали не периоды острых конфликтов, а именно эпоху неопределенности, когда никакое стратегирование невозможно.

В 1945 году, когда США и Британия хотели, могли и творили новый мир, у них был план, и были лидеры, способные его реализовывать. Не случайно Нью-Йорк и Лондон стали финансовыми столицами мира, МВФ и Мировой банк поселились в двух кварталах от Белого дома, ЕБРР — в Лондоне, ООН — в том же Нью-Йорке. Послевоенный мир был помыслен и сотворен. СССР тогда даже близко не был соучастником глубинных трансформаций. Даже если тогда и были те, кто понимал, что реально происходит, то не в Политбюро ЦК КПСС. СССР выделили место за столом СБ ООН, согласились на "сферу влияния" в особо ничего не значащих Восточной Европе и Центральной Азии, и приступили к построению "либерального мирового порядка".

Сегодня ситуация совершенно иная. Великобритания вышла из ЕС и даже без всякого коронавируса уже несколько лет находится в состоянии перманентных потрясений. США с избранием Трампа "изъяли" себя из мира, отказавшись от роли, которую сами выбрали для себя в 1945-м.

Китай, бросивший вызов экономическому могуществу США, также оказался не готов (а, может быть, и не захотел, — не пришло время еще) проявить лидерские качества на уровне глобальной политики.
В КНР сначала приуменьшили масштабы угрозы, а потом попытались остановить то, что уже вышло из-под контроля.

В условиях кризиса провалились попытки президента Франции Макрона собрать на виртуальный саммит лидеров пяти постоянных членов СБ ООН. Не помогли ни призывы генерального секретаря ООН, ни обращения группы десяти стран — непостоянных членов СБ ООН во главе с Эстонией — принять совместное заявление по поводу пандемии.

Вдруг выяснилось, что большие сами ничего не могут, а маленьких — не слышат. Южная Африка при поддержке КНР заблокировала предложение Эстонии потому, что, как оказалось, пандемия "не несет угрозы международному миру и безопасности" и поэтому это не вопрос СБ ООН. Ни один конфликт в мире не был остановлен, лишь приглушен, а Россия — одна из главных участниц этих самых конфликтов, даже попыталась воспользоваться ситуацией и "очиститься" от санкций.

Каждая страна оказалась сама по себе в условиях в общем-то не самой страшной эпидемии в истории.

Вместо объединения усилий — закрытые границы, вместо совместного использования ресурсов — запреты на экспорт, вместо четких и научно обоснованных рекомендаций — полная вакханалия и жесткие силовые меры, граничащие с военной диктатурой.

Странное чувство возникает, когда правительства то ссылаются на рекомендации ВОЗ, то полностью их игнорируют. ВОЗ не рекомендует носить маски, а во множестве стран это обязательно, даже если человек один на площади в сто квадратных километров.


Уже очевидно, что именно массовое тестирование позволяет точно прояснить картину заражения и спланировать действия на будущее, а Трамп говорит, что массового тестирования в США не будет.
Весь мир выстроился в очередь за аппаратами искусственной вентиляции легких, а теперь выясняется, что умирают 80% пациентов, которых к ним подключили, при среднем проценте умерших "тяжелых" в 50–60%.

В самый разгар пандемии Трамп угрожает прекратить финансирование "прокитайской" ВОЗ, подрывая тем самым последние крохи доверия именно к той структуре системы ООН, которая должна быть во главе борьбы с вирусом.

Совершенно очевидно, что разносимые СМИ данные статистики о заболеваемости и смертности вообще ни о чем не говорят, но ни одна авторитетная структура не берется правильно их обработать, чтобы понять — есть ли причина для погружения мировой экономики в хаос.

ВОЗ не смогла даже выработать единый подход к предоставлению данных. Сегодня нет достоверной информации ни о том, как и когда вирус (который так или иначе имеет свое начало в дикой природе) перепрыгнул на человека, ни о том, вырабатывается ли к нему иммунитет. Считается ли больным человек, который инфицирован, но не проявляет никаких симптомов (то есть, ни температуры, ни кашля с чиханием)? А если когда нас всех протестируют, окажется, что две трети уже переболели и вся эта паника была бессмысленной?

Тесты сами по себе дают противоречивые результаты — это почему? Вместо того чтобы немедленно загрузить свои предприятия, которые еще дышат, мы закупаем китайские маски и тесты, от которых отказалась половина Европы, — зачем?
Для чего все время показывать в СМИ массовые захоронения якобы в Нью-Йорке (мы же проверить все равно не можем), а не Стокгольм, где нет никаких жестких мер?

Интересные времена — это когда проблема есть, а ее понимания — нет. Отсутствие стратегического видения, навыков кризисного менеджмента и заблокированное критическое мышление — комбинация крайне неудачная. Это касается любой проблемы, которая в буквальном смысле требует смелых решений.

Кто-нибудь задавал себе вопрос о том, как будут утилизироваться сотни тысяч тонн использованных масок и костюмов, простыней и подгузников, загрязненных в том числе коронавирусом? И речь не о Германии или Швеции, а, к примеру, об Азии и Африке.

Страшно смотреть на данные экологов об уровне загрязнения рек и океанов пластиком — сложно ли спрогнозировать, где окажутся использованные маски и резиновые перчатки? Как можно запрещать сельскохозяйственные работы и продажу семян, как "несущественный товар", как сделали в США, весной, когда самое время сеять?

Появилось огромное количество публикаций, где утверждается, что мир после пандемии "уже никогда не будет прежним". Это не очень глубокая мысль.
Завтрашний мир и без всякой пандемии никогда не будет таким, как вчера
.

Вопрос не в страшилках, а в трезвом анализе — собственно говоря, о каких "мировых" новшествах можно говорить, если нет ни лидеров, в роли которых когда-то выступили США и Великобритания, ни хотя бы минимального консенсуса элит о будущем мироустройстве? Футуризм — дело рискованное, но все же попробуем сформулировать некоторые тенденции, которые можно спрогнозировать на самую ближайшую перспективу, то есть на время перехода к будущему стратегированию.

Вакцина против коронавируса, как и лекарства, облегчающие течение болезни, будут разработаны до конца года, возможно в нескольких вариантах. Следует ожидать повторных волн эпидемии, но значительно меньшего масштаба.

Однако если не будут предприняты самые решительные шаги в области восстановления экологического баланса, подобные пандемии станут регулярными — у природы найдутся еще сотни коронавирусов для неразумного человечества.

На протяжении года-полутора будут разработаны приборы для автоматического (дистанционного) измерения температуры человека и контроля зараженности вирусными инфекциями. Со временем такие установки появятся во всех ключевых морских и аэропортах, особенно тех, которые служат для пересадки на рейсы в США и для рейсов из Китая.

В рамках ЕС будут разработаны долгосрочные меры по совместным действиям в условиях возможных эпидемий, природных и технологических катастроф. Будут выделены бюджеты для создания резервных запасов критических лекарств и защитных средств. Налажен механизм координации протоколов лечения инфекционных болезней.

Произойдут изменения в культуре ведения бизнеса, организации переговоров, конференций и встреч. Появятся новые платформы типа ZOOM, возникнет огромный запрос на сети 5G, системы защиты сетей и данных. Значительно более широко будут применяться онлайн-платформы для образования, что повлечет за собой пересмотр стандартов и содержания образования по значительному спектру дисциплин.

Китай уже к 2022 году восстановит привычные темпы роста. Глобального финансового кризиса избежать удастся, рецессия будет касаться лишь отдельных отраслей, хотя рост безработицы в сфере услуг во многих странах вполне может привести к социальным потрясениям. Роль России в мировых делах в ближайшие годы будет уменьшаться, что не отразится на давлении на Украину. Последний укус умирающей империи будет направлен именно в нашу сторону.
Отношения США и КНР все больше будут напоминать холодную войну с крайне малой областью пересечения общих интересов. В мире возрастут настроения национализма и самодостаточности, появятся тенденции к возврату на национальные территории критических производств, что повлечет за собой проблему перераспределения ресурсов и рабочей силы.

В мире резко возрастет количество психических заболеваний и расстройств, случаев агрессии, которые могут привести и к новой волне насилия и терактов на национальной или расовой почве.
Изменятся медицинские протоколы, появятся механизмы принуждения стран с низким уровнем организации медицины к их внедрению. Серьезных изменений следует ожидать в организации туризма (особенно круизного) и системах медицинского страхования.

При всей косметичности упомянутых мер, важно понимать — это только начало. Через несколько месяцев нас ждет еще далеко не новый мир, но вполне очевидные последствия глобального испуга, через который человечеству довелось пройти.

Дальнейшее развитие событий должно показать, что ремонт мировой системы по модели ремонта украинских дорог, когда ямы латаются чем попало, а асфальт кладется в мороз со снегом, невозможен. Ямы возникнут вновь после первой же оттепели.

Новое будущее начнет прорисовываться где-то к 2024 году, и без капитального ремонта не обойтись.


АВТОР
Tags: Будущее, Глобализация, Карантин, Коронавирус, Мы и мир, Что происходит
Subscribe

Posts from This Journal “Будущее” Tag

promo specnazspn август 8, 21:59
Buy for 200 tokens
Кому интересно, подписывайтесь здесь Мой Telegram канал
Comments for this post were disabled by the author