specnazspn (specnazspn) wrote,
specnazspn
specnazspn

Когда паника приводит к тому, что правительственное «лечение» становится хуже, чем чем болезнь


Автор Джон Милтимор Перевод: Наталия Афончина
Тот, кто смотрел фильм Джона Хьюза “Выходной день Ферриса Буллера”, вероятно, помнит сцену, когда учитель экономики Ферриса (Бен Стейн) объясняет закон о тарифах Смута-Хоули аудитории скучающих и спящих студентов. Сцена великолепна по многим причинам, в том числе и потому, что она прекрасно демонстрирует, что некоторые из самых скучных вещей в истории также являются и наиболее важными. Тариф Смута-Хоули был, конечно, одной из величайших ошибок в истории.

Этот закон, принятый в 1930 году, вопреки возражениям более тысячи экономистов, увеличил тарифы (которые уже и так были высоки) на импорт, чтобы защитить американские промышленные предприятия и фермеров, вызвав торговую войну, которая углубила Великую депрессию. Это прекрасный пример того, как власти предпринимают решительные действия, чтобы смягчить кризис — и тем самым усугубляют ситуацию.

Многие забывают, что не закон Смута-Хоули вызвал депрессию. Это был ответ на депрессию. На самом деле, этого могло бы вообще никогда не произойти без катализатора — краха фондового рынка 1929 года — который привел страну в неистовство. Поначалу Республиканцы в Сенате не позволили пройти этому закону, но кризис Черного Вторника, вызвал повсеместную истерию и позволил закону проскочить.

Предназначенный для защиты американцев во время экономического кризиса, закон Смута-Хоули привел к катастрофическим последствиям. Объем импорта сократился с 1334 млн. долларов в 1929 году до 390 млн. долларов в 1932 году. По данным правительства, объем мировой торговли сократился примерно на 66 процентов. К 1933 году безработица составляла 25 процентов, это самый высокий показатель в истории США.

Для того, чтобы “исправить положение” американцы выбрали Франклина Рузвельта, который запустил серию федеральных программ, что еще более усугубило кризис. Остальное, как говорится, история.

Есть много историй, когда правительства усугубляли панику

Смут-Хоули и Новый курс – совсем не единственные примеры действий правительства, усиливающих панику.

В своей книге "Основы экономики" экономист Томас Соуэлл рассказывает о нескольких случаях, когда правительства превращали маленькие проблемы в большие, используя грубую силу – зачастую контроль цен – для того, чтобы отреагировать на панику общественности в связи с ростом стоимости некоего товара.

Одним из наиболее известных примеров является бензиновый кризис 1970-х годов, который начался, когда федеральное правительство взялось решать небольшую проблему (временно высокая цена бензина) и превратило ее в большую (дефицит по стране).

Это началось, когда ОПЕК (Организация стран-экспортеров нефти), недавно сформировавшийся нефтяной картель, сократил добычу нефти, что привело к росту цен на топливо. Чтобы справиться с этим ростом, администрация Никсона (а затем и администрации Форда и Картера) прибегла к контролю цен, чтобы цены на топливо оставались низкими для потребителей.

Результат? Массовая нехватка топлива по всей стране привела к длинным очередям, многие американцы вообще не могли покупать топливо. Этот “энергетический кризис”, как его называли в то время, в свою очередь вызвал хаос в автомобильной промышленности.

Однако, как объясняет Соуэлл, фактического дефицита бензина не было. В 1972 году было продано почти столько же бензина, сколько в предыдущем году (если быть точным, 95 процентов). Точно так же американцы в 1978 году потребляли больше бензина, чем в любой другой предыдущий год в истории. Проблема заключалась в том, что ресурсы не были распределены (allocated) эффективно из-за государственного контроля над ценами.

Энергетический кризис был полностью предсказуемым, как позже заметили два советских экономиста (которые имели огромный опыт в области дефицита, вызванного централизованным планированием).

В экономике с жестко спланированными пропорциями такие ситуации – не исключение, а правило – повседневная реальность, регулирующий закон. Абсолютное большинство товаров либо в дефиците, либо в избытке. Довольно часто один и тот же продукт относится к обеим категориям – в одном регионе наблюдается дефицит, а в другом – избыток.

Никто не любит высокие цены на бензин, но энергетического кризиса 1970-х годов не существовало, пока его не создало правительство. И такой результат не был уникальным. Подобные примеры можно найти на протяжении всей истории: от нехватки зерна в Древнем Риме, вызванного “Указом о максимальных ценах” Диоклетиана, до ипотечного кризиса в 2007 году и последовавшего финансового кризиса.

С точки зрения сегодняшнего дня, ошибки прошлого кажутся очевидными, однако подобное совершается и сегодня во время кризисов, но в меньших масштабах. Чтобы разрешить предполагаемые кризисы в сфере жилья, Калифорния и Орегон недавно приняли законы о контроле за арендной платой, которые, несомненно, повредят жителям этих штатов. Точно так же законы о взвинчивании цен (законы, запрещающие повышать цены, — прим.ред.) и давление общественности регулярно приводят к массовой нехватке товаров во время национальных чрезвычайных ситуаций.

COVID-19: время паниковать?

Поскольку Америка переживает самую пугающую пандемию за текущее столетие – вспышку COVID-19, важно, чтобы решения, затрагивающие жизни, свободы и средства к существованию сотен миллионов людей, принимались с помощью разума, а не коллективного страха.

Пандемии явно отличаются от экономических депрессий и нехватки топлива, но некоторые из их уроков применимы и тут. Подобно экономической панике, пандемии вызывают массовый страх, который может привести к ошибочным и нерациональным решениям.

Мы знаем, что люди по своей природе склонны следовать за толпой, особенно в периоды социальных волнений и паники. Этот инстинкт привел к некоторым из величайших трагедий в истории человечества.

COVID-19 вполне может оказаться настолько же опасным, насколько нам кажется. Эпидемиологи, создатели вакцин и другие медицинские эксперты согласны с тем, что он очень заразен и смертелен, особенно для определенных групп риска (например, пожилых людей и людей с ослабленной иммунной системой и повреждением легких). Тем не менее, многие из тех же экспертов не согласны с масштабами угрозы COVID-19.

Одна из проблем, с которой сталкиваются медицинские работники, заключается в том, что у них просто нет большого количества надежных данных для работы.

“Данные, собранные на сегодняшний день, о том, сколько людей инфицировано и как развивается эпидемия, совершенно ненадежны”,написал недавно Джон П.А. Иоаннидис, эпидемиолог и профессор медицины в Стэнфордском университете, который является со-директором Мета-исследовательского инновационного центра университета.

Посмотрим правде в глаза: пандемии страшны. Вероятно, это вдвойне верно в эпоху социальных сетей, когда самые страшные модели, как правило, расшариваются наиболее активно, что вызывает еще большую панику.

Из-за повышенного уровня страха вполне разумно полагать, что государственные чиновники могут «следовать за толпой», что является плохой идеей, даже если толпа не полностью оцепенела.

“Толпа не рассуждает, не выносит ни споров, ни противоречий. Внушение всецело овладевает ее мыслительными способностями. Толпа или принимает, или отбрасывает идеи целиком, стремится немедленно превратить идеи в действия”, — писал Гюстав Ле Бон в своей основополагающей работе 1895 года Толпа: изучение коллективного разума.

Ни для кого не секрет, что кризисы – войны, террористические акты и экономические депрессии – часто приводили к обширным посягательствам на свободу и даже приводили к появлению тиранов (от Наполеона до Ленина и так далее). В своей книге «Кризис и Левиафан» историк и экономист Роберт Хиггс объясняет, как на протяжении всей истории кризисы использовались для расширения государства, часто позволяя сохранить «временные» меры после того, как кризис прошел (вспомните удержание федерального налога во время Второй мировой войны).

“Когда случаются кризисы, правительства получают новую власть над экономическими и социальными отношениями” — пишет Хиггс, “Для тех, кто ценит индивидуальные свободы и свободное общество, эта перспектива выглядит глубоко удручающей”

Давайте воспринимать новый коронавирус со всей серьезностью, но давайте не будем при этом отбрасывать разум, осторожность или Конституцию.

Если мы это сделаем, мы можем обнаружить, что правительственное “лечение” от коронавируса будет даже хуже, чем сама болезнь.

Оригинал статьи
Автор Джон Милтимор Перевод: Наталия Афончина

Блог Владимира Волосюка про жизнь

Panic Has Led to Government “Cures” That Are Worse than the Disease, History Shows

Let’s take the novel coronavirus seriously, but let’s not throw reason, prudence, or the Constitution out the window.





Smoot-Hawley was, of course, one of the great blunders in history.

Passed in 1930 over the objection of more than a thousand economists, the legislation increased tariffs (which were already high) on imports to protect US industries and farmers, sparking a trade war that deepened the Great Depression. It’s a perfect example of authorities taking decisive action to alleviate a crisis—and making things much worse.

What many forget is that Smoot-Hawley didn’t cause the Depression. It was a response to the Depression. Indeed, it may never have passed at all without the catalyst—the Stock Market Crash of 1929—that sent the nation into a frenzy. Senate Republicans had defeated the GOP-controlled House bill the previous year, but trade restrictionists found a convenient crisis in Black Tuesday, which triggered widespread hysteria, allowing the law to squeak through. (President Hoover opposed the bill but signed it anyway because of political pressure, which included resignation threats from several Cabinet members.)

Designed to protect Americans during the economic crisis, Smoot-Hawley proved disastrous. Imports fell from $1,334M in 1929 to just $390M in 1932. Global trade fell by roughly 66 percent, government data show. By 1933 unemployment was 25 percent, the highest in US history.

To “correct” things, Americans elected Franklin D. Roosevelt, who launched a series of federal programs—which made the crisis even worse. The rest, as they say, is history.


The Government Has a History of Making Panics Worse

Smoot-Hawley and the New Deal are hardly the only examples of government actions making a panic worse.

In his book Basic Economics, the economist Thomas Sowell recounts several instances in which governments turned small problems into major ones by using blunt force—often price controls—to respond to public panic about rising costs of a given commodity.

One of the more famous examples of this is the gasoline crisis of the 1970s, which started when the federal government took a small problem (temporary high costs of gasoline) and turned it into a big one (a national shortage).

It began when OPEC (the Organization of Petroleum Exporting Countries), a newly formed oil cartel, cut oil production, causing fuel prices to rise. To address the rise, the Nixon administration (and later the Ford and Carter administrations) resorted to price controls to keep fuel prices low for consumers.

The result? Mass fuel shortages across the country that led to long lines and many Americans unable to buy fuel. This “energy crisis,” as it was dubbed at the time, in turn wreaked havoc on the automotive industry.

As Sowell explains, however, there was not an actual scarcity of gasoline. There was nearly as much gas sold in 1972 as the previous year (95 percent, to be precise). Similarly, Americans in 1978 consumed more gasoline than in any other previous year in history. The problem was the resources were not being allocated efficiently because of state-imposed price controls.

The energy crisis was entirely predictable, two Soviet economists (who had vast experience in the arena of central planning-induced shortages) later observed.

In an economy with rigidly planned proportions, such situations are not the exception but the rule—an everyday reality, a governing law. The absolute majority of goods is either in short supply or in surplus. Quite often the same product is in both categories—there is a shortage in one region and a surplus in another.

No one likes high gas prices, but the energy crisis of the 1970s wasn’t truly a crisis until the government created it. Nor was the result unique. Similar examples can be found throughout history, from the grain shortages in Ancient Rome brought about by Diocletian's “Edict on Maximum Prices” to the mortgage crisis in 2007 and the financial crisis that ensued.

This might seem obvious in hindsight, yet similar mistakes are made today during crises, just on a smaller scale. To address alleged crises in housing, California and Oregon recently passed rent control laws that will surely have a devastating impact on residents in those states. Similarly, anti-price gouging laws (and social pressure) regularly lead to mass shortages during national emergencies.

COVID-19: Time to Panic?

As America endures the most frightening pandemic in a century, the COVID-19 outbreak, it’s important that decisions affecting the lives, liberties, and livelihoods of hundreds of millions of people are being reached through reason, not collective fear.

Pandemics are clearly different from economic depressions and fuel shortages, but some of the same lessons apply. Like an economic panic, pandemics incite mass fear, which can lead to flawed and irrational decision making.

We know that human beings by nature are prone to crowd-following, especially during periods of social unrest and panic. This instinct has resulted in some of the greatest tragedies in human history.

COVID-19 may very well prove to be every bit as dangerous as we’ve been led to believe. Epidemiologists, vaccine researchers, and other medical experts agree it’s highly contagious and deadly, especially for certain at-risk demographics (the elderly and people with compromised immune systems and lung damage, for example). Yet many of the same experts disagree on the scope of the COVID-19 threat.

One of the problems medical professionals are encountering is they simply don’t have a lot of reliable data to work with.

“The data collected so far on how many people are infected and how the epidemic is evolving are utterly unreliable,” John P.A. Ioannidis, an epidemiologist and professor of medicine at Stanford University who co-directs the university’s Meta-Research Innovation Center, recently wrote in Stat.

Let’s face it: pandemics are scary. This is probably doubly true in the age of social media, when the scariest models tend to be the ones most shared, which fuels even more panic. Because of the heightened level of fear, it’s not unreasonable to think public officials could “follow the crowd,” which is a bad idea even when the crowd isn’t totally petrified.

“Crowds do not reason….they tolerate neither discussion nor contradiction, and the suggestions brought to bear on them invade the entire field of their understanding and tend at once to transform themselves into acts,” wrote Gustave Le Bon in his seminal 1895 work The Crowd: A Study of the Popular Mind.

It’s no secret or coincidence that crises—foreign wars, terrorist attacks, and economic depressions—have often resulted in vast encroachments of freedom and even given rise to tyrants (from Napoleon to Lenin and beyond). In his book Crisis and Leviathan, the historian and economist Robert Higgs explains how throughout history, crises have been used to expand the administrative state, often by allowing “temporary” measures to be left in place after a crisis has abated (think federal tax withholding during World War II).

“When [crises occur] … governments almost certainly will gain new powers over economic and social affairs,” wrote Higgs. “For those who cherish individual liberty and a free society, the prospect is deeply disheartening.”

Let’s take the novel coronavirus deadly seriously, but let’s not throw reason, prudence, or the Constitution out the window while doing so.

If we do, we may find the government’s “cure” for the coronavirus cure is even worse than the disease.

Tags: Вирусология, Информационная война, Короновирус, Кризис, Неврозы, Паника, Психология масс, Управление сознанием, Экономика, Экономическое оружие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments