?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


До 2012 года представители левых партий имели как минимум одну, а то и несколько фракций в Верховной раде. Но последние годы для левых политических сил наступила затяжная черная полоса: Социалистическая партия раздроблена на несколько мелких проектов, а Компартия оспаривает запрет на свою деятельность.

К тому же рассредоточенные левые не выдерживают конкуренции с большими политическими проектами, взявшими на вооружение популистскую риторику. О том, как обстоят дела в лагере левых сил и возможна ли консолидация их избирателей вокруг единой партии – в материале РБК-Украина.

У избирателей в Украине все еще сохраняется запрос на партии левой идеологии. Больше четверти респондентов, опрошенных центром Socis в мае этого года, заявили, что готовы поддерживать левые политсилы. Около 23% респондентов сказали, что им импонирует социал-демократическая и социалистическая идеология. Всего около 4% говорили, что поддержали бы коммунистов. Но, несмотря на очевидный запрос в обществе на левую политическую идеологию, рейтинги украинских левых партий, согласно этому же исследованию Socis, совокупно не превышают 3,6%.

Лихие 90-е и вялые "нулевые"

Левые партии – это политические силы, которые отстаивают идеи социального равноправия и улучшения жизни для наименее привилегированных слоев общества либо же - полную отмену классового деления общества.

После провозглашения независимости в Украине активную деятельность на левом поприще вели Соцпартия (СПУ) Александра Мороза, Социал-демократическая партия Украины (объединенная) Василия Онопенко, Виктора Медведчука и Леонида Кравчука, а также Прогрессивная социалистическая партия Украины (ПСПУ) Натальи Витренко и Коммунистическая партия (КПУ) Петра Симоненко.

В 90-е годы левые, главным образом коммунисты, регулярно получали большое количество мест в парламенте. Их лидеры были в числе фаворитов на президентских выборах. В 1994 году на парламентских выборах по мажоритарной системе левые - социалисты и коммунисты - в общей сложности получили 99 мест в Раде и активно влияли на украинскую политику, констатирует политолог Владимир Фесенко. "На президентских выборах в 1999 году среди пяти претендентов на выход во второй тур трое были лидерами левых партий: Симоненко, Мороз, Витренко", - вспоминает Фесенко.

Высокая поддержка левых в 90-е годы, по мнению политолога, основывалась на том, что они играли на чувстве ностальгии старших поколений по социальным стандартам, которые были во времена СССР и социалистической системы, а также на кризисных тенденциях в украинской экономике после распада Союза.

Но после 2002 года для украинских левых начался политический упадок. На это, как считает Фесенко, повлияло резкое усиление социального популизма в риторике и деятельности разных крупных центристских, нелевых партий, к примеру, таких как "Партия регионов" и "Батькивщина". "Идеологическое, политическое, электоральное распространения украинского популизма убило украинские левые партии", - полагает политолог.

Политические партии с приходом к власти активно эксплуатировали весь популистический инструментарий, который во многом перекликался с левой риторикой. "Популярность СПУ упала вследствие активной социальной риторики и активных социальных действия Юлии Тимошенко. Деятельность двух ее правительств, отдельные социальные инициативы, в частности так называемая "юлина тысяча" - все это тоже способствовало упадку левых в украиноязычной среде", - поясняет Владимир Фесенко.

Роковую роль для социалистов также сыграло резкое снижение популярности Александра Мороза после событий 2006-2007 года, когда он перешел из Оранжевой коалиции в коалицию с "Партией регионов" в 2006 году. Союз с ПР привел к кризису СПУ в 2007 году, после чего партия потеряла более половины своих избирателей и фактически выпала из "высшей лиги" украинской политики.

Что же касается коммунистов, здесь все наоборот. Рейтинг КПУ и ее лидера резко упал именно в связи с усилением электоральной поддержки "Партии регионов" и Виктора Януковича. "Фактически перехватом лозунгов, в частности о статусе русского языка, активной социальной риторикой "Партия регионов" переагитировала на себя большую часть избирателей, которые раньше голосовали за коммунистов", - говорит Фесенко.

Два левых - три гетмана

Теперь Социалистическую партию Украины (СПУ), которую на протяжении двух десятилетий возглавлял Мороз, сотрясает внутренняя борьба за власть между Ильей Кивой и Сергеем Каплиным. И Кива, и Каплин при поддержке части социалистов в прошлом году объявили себя новыми председателями СПУ. Неформально первого связывают с министром внутренних дел Арсеном Аваковым, а Каплина – с народным депутатом Сергеем Левочкиным.

Соцопросы показывают, что ни с Кивой, ни с Каплиным социалисты не пройдут в Раду. СПУ во главе с Кивой, по данным Socis, поддерживают всего 0,5% опрошенных. Партия Сергея Каплина "За простых людей", в которую, по словам самого Каплина, вошли Социал-демократическая партия, СПУ и "Партия пенсионеров", имеет 2,6% поддержки. Для сравнения: на парламентских выборах в разные годы Соцпартия Мороза стабильно получала от 8,5% (в 1998 году) до 3,2% (после союза с "Партией регионов" и КПУ в 2006 году). При этом сам Мороз на президентских выборах в 1994-м, 1999-м и 2004 годах был одним из фаворитов избирательной гонки.

Партия лидера запрещенной Коммунистической партии Украины (КПУ) Петра Симоненко "Нова держава", куда перекочевало большинство коммунистов, в мае получила бы 0,5% поддержки. Такой показатель выглядит более чем ничтожным по сравнению с 13% у КПУ на парламентских выборах в 2012 году. К слову, на президентских выборах в 1999 году Петр Симоненко вообще был в шаге от победы, проиграв во втором туре Леониду Кучме.

Несмотря на низкую поддержку левых партий, в условиях сложной экономической ситуации в стране есть почва для возрождения сильной партии левого толка, соглашаются эксперты. "Если говорить о традиционных левых в украинском понимании, то я вижу полностью свободную электоральную нишу для классической левой партии без "красного оттенка".

То есть, для партии, которая будет заниматься исключительно вопросами социальной защиты, роли государства и так далее. Есть попытки реанимировать эту нишу", - сказал РБК-Украина генеральный директор Комитета избирателей Украины (КИУ), политолог Алексей Кошель. По его оценке, более половины избирателей готовы поддерживать левые политические партии, но без "красного окраса".

И эта тенденция свойственна не только Украине. К примеру, в текущем созыве Европарламенте вторая по численности фракция "Прогрессивный альянс социалистов и демократов" насчитывает 189 депутатов. Фракция "Европейские объединенные левые/Лево-зеленые Севера", куда среди прочих входят и коммунисты, имеет 51 мандат.

Другой вопрос, что текущее положение дел в лагере украинских левых явно не способствуют их возвращению в большую политику. Сейчас бывшие социалисты разобщены на несколько партий. Еще до того, как Кива и Каплин начали выяснять, кто из них глава СПУ, в 2015 году на социалистическом горизонте появилась еще одна партия - "Социалисты", основанная экс-членом СПУ Василием Цушко. Эту партию сейчас возглавляет министр иностранных дел времен Азарова Леонид Кожара.

Экс-лидер Соцпартии Александр Мороз в 2016 году также создал отдельную партию "Правда и справедливость", куда перешла часть отколовшихся областных ячеек партии Кожары и сам Цушко. Хотя ни "Социалисты", ни "Правда и справедливость" за последние годы не отметились особой активностью.

Впрочем, эксперты сомневаются, что кому-либо из действующих лидеров социалистических партий удастся консолидировать электорат, ранее голосовавший за СПУ. "Илья Кива - гротескный, фарсовый персонаж. Он мало ассоциируется с социалистическими идеями. Сергей Каплин, который возглавляет СДПУ - скорее политический актер, играющий левого политического лидера. Он пытается быть представителем профсоюзов. Н
о из рейтингов можно сделать вывод, что люди - сторонники левых идей - не верят в таких лидеров, как Каплин и Кива", - отметил Владимир Фесенко. По его мнению, нет поддержки также ни у Леонида Кожары, ни у Александра Мороза.

В социалистическом пуле нет яркого лидера, соглашается бывший глава КИУ, народный депутат Игорь Попов. "Кива выделяется харизмой. Он узнаваем, он -уличный политик, готовый идти к людям и озвучивать левые лозунги. Но Кива - это социалист в начале пути. И что из него вырастет, и кто его поддержит - пока непонятно. Каплин - похожий типаж, тоже уличный политик, но слишком много звучит обвинений в его адрес о связях с теми, с кем бы левые партии не стали связываться", - говорит Попов.

Красные под запретом

Что же касается коммунистов, ощутимый удар по их позициям нанес запрет КПУ. Напомним, c 2014 года Министерство юстиции пытается запретить деятельность Компартии в Украине. Иск Минюста о запрете КПУ был удовлетворен в декабре 2015 года с принятием закона о декомуннизации. Коммунисты предпринимают попытки оспорить решение суда. В настоящее время запрет на КПУ де-юре не вступил в силу, поскольку Конституционный суд еще не вынес свой вердикт о конституционности декоммунизации.

В попытке обойти законодательное табу на местных выборах осенью 2015 года коммунисты баллотировались по спискам партии "Новая держава", получив почти 180 мандатов в районных и городских советах. Кроме того, в июне 2015 года Компартия Симоненко вместе с Прогрессивной социалистической партией Украины Натальи Витренко и еще тремя более мелкими политическими партиями объединились в движение "Левая оппозиция".

Но, по мнению политологов, рассчитывать на существенную поддержку в будущем выходцам из полулегальной КПУ не стоит. Ведь если у социалистов больший вес имела персона лидера, то у коммунистов ведущую роль играл идеологический фактор и название партии – бренд, отметил Владимир Фесенко. "Запрет на Компартию создает огромную проблему для КПУ, поскольку под другим названием им не удается вернуть избирателей. Голосуя за КПУ, избиратели, прежде всего, голосовали за коммунистическую идеологию и за бренд КПУ", - подчеркнул собеседник.

Декоммунизация и информационная кампания против коммунистов и их последователей привела к тому, что сам бренд - социал-демократия и социализм - остается непопулярным, соглашается Игорь Попов. Кроме того, львиная доля электората коммунистов была сконцентрирована на ныне неподконтрольных Украине территориях Донбасса и Крыма. Оккупация и аннексия этих территорий, население которых фактически не участвует в украинских выборах, существенно подкосила рейтинги Компартии.

Вместе с тем, в отличие от классических левых партий в Европе, где они зачастую выстраивают свою деятельность на сотрудничестве с профсоюзами, в Украине профсоюзное движение "убито", добавил Попов. "И законодательством, и волей олигархов у нас профсоюзы являются формальностью.

Левые лидеры очень часто вырастают из профсоюза. А у нас как среди профсоюзных лидеров, так и среди независимых профсоюзов очень трудно кого-то вспомнить. У нас профсоюзы в основном играют на стороне не наемного работника, а на стороне работодателя, и часто - олигархов", - поясняет Попов.

Под колпаком популизма

Ввиду запроса на идею социальной справедливости - главную идею всех левых - и рассредоточения политических сил, нацеленных на сторонников левой идеологии, на этот запрос отвечают другие политические силы. И это одна из основных преград для реанимации или становления новых левых.

Часть пророссийских левых исчезла, а та часть, которая придерживается левых взглядов в экономическом плане, мигрировала в другие проекты, которые сейчас успешно существуют, объясняет политолог Сергей Таран. "Все то, что раньше говорили Симоненко и Мороз, сейчас озвучивают популистские проекты", - отмечает Таран.

С лозунгами о социальной справедливости сегодня выступают преимущественно "Батькивщина", а также "Свобода", обращает внимание Владимир Фесенко. "Экономическая программа "Свободы" является левой: они выступают против приватизации сельскохозяйственной земли, резко критикуют олигархов, тоже используют лозунги социальной справедливости. Там, где сконцентрированы бывшие избиратели Соцпартии - в Центральной Украине - сейчас активно работает "Батькивщина", - объясняет Фесенко.

В русскоязычных регионах Украины с бывшим электоратом Компартии активно работает "Оппоблок" и в определенной степени - партия "За життя" Вадима Рабиновича.

"Они используют не столько тему социальной справедливости, сколько антимайданную риторику, а также тему отношений с Россией, тему мира. То есть, в данном случае они хотят привлечь к себе бывших избирателей коммунистов, в частности критикуя антикоммунистическое законодательство, решение о запрете Компартии. Поскольку КПУ не может легально работать, их место пытаются занять антимайданные партии", - полагает Фесенко.

"На данный момент я не вижу никаких шансов у нынешних левых партий на преодоление пятипроцентного избирательного барьера. Своим популизмом они не дают то проявить себя старым и новым левым партиям. Пока не вижу предпосылок для восстановления мощного левого движения", - оценивает перспективы левых политолог.

Сами бренды политических сил, которые называли себя левыми, не будут возрождены, прогнозирует Сергей Таран. Однако их идеи о перераспределении, а не создании богатства, не только не исчезли, но и будут дальше звучать не от левых, а от популистских партий, добавил Таран.

В том, что левые в ближайшей перспективе смогут восстановить свои позиции и получить представительство в парламенте, сомневается и Игорь Попов. "Сами левые партии не успевают раскрутиться в ближайшем электоральном цикле. А, во-вторых, латентные левые отбирают у них голоса, - говорит Попов.

- Реальная ниша для левых в Украине - это не те левые, которые отстаивают наемных работников и увеличение налогов, а те левые, которые будут играть на ностальгии по Советскому Союзу, на интеграции с Россией и реванше русской культуры".

В этой среде, по мнению Попова, могла бы получить поддержку партия, которая бы напрямую не ассоциировалась с олигархами и крупным бизнесом. "Здесь любой радикальный ответ на местах на правую идеологию или на несправедливость власти может проявить какого-то лидера - местного Пашиняна (Никол Пашинян, лидер недавних протестов, а теперьтеперь премьер-м Армении, - ред.) - лидера снизу, который поведет людей в парламент", - рассуждает экс-глава КИУ.

Чтобы реанимировать одну из старых левых партий или создать новую, должен быть благоприятный момент, убежден Алексей Кошель.

"Строить партию, не проводя акции, протесты и другие мероприятия - невозможно. У нас сегодня на повестке дня вопрос войны с Россией, борьба с коррупцией, и на этой политической карте места для появления классической левой партии сейчас я не вижу. Так же как у нас в свое время пропала актуальность зеленой идеологии", - полагает гендиректор КИУ.

Но, по прогнозам Кошеля, в перспективе в Украине все же появятся радикальные левые партии.

Ульяна Безпалько
Ульяна Безпалько
корреспондент РБК-Украина

https://daily.rbc.ua

В оригинале:
"Равнение налево: почему социалисты и коммунисты не могут удержать своих избирателей"

Блог Владимира Волосюка про жизнь

Posts from This Journal by “Политтехнологии” Tag

Buy for 50 tokens
"Современные государства активно пользуются тем, что создают виртуальные экраны между реальной действительностью и гражданами. Граждане лицезреют экраны, думая, что перед ними действительность... ... Человек не может быть свидетелем всех событий. Большая часть информации приходит к нему…

Comments

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek