?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Наши граждане зачем-то выбежали на выстрелы и начали снимать преступника. Они, во-первых, сами себя поставили в зону
огромного риска: в любой момент пуля – шальная или направленная – могла попасть в любого из них. Во-вторых, они создали большие проблемы стражам порядка, потому что полицейские бросились не ловить преступника, а защищать граждан. В общем, они стали обузой для правоохранителей и «сладкой булочкой» для террориста"2.jpgПосле драматических событий в Алматы, когда обезумевший преступник расстрелял полицейских и гражданских лиц, в обществе заговорили об уровне подготовленности казахстанской правоохранительной системы к подобным атакам. Журналисты наперебой записывают и публикуют мнения различных экспертов, одни из которых критикуют действия полиции, называя их неэффективными, другие, напротив, отмечают высокий профессионализм стражей порядка. Везение это или нет, но стране удалось избежать огромного количества жертв, которые запросто могли быть, если бы ситуация сложилась немного по-другому.

Свое мнение публично выразил и председатель Национальной стрелковой ассоциации Александр Тен. Анализируя фото с полицейской спецоперации, он сделал целый ряд замечаний: в одном случае эксперт выявил явные недостатки в обмундировании, в другом увидел недостаточную физическую подготовку бойцов, в третьем обратил внимание на тактические пробелы.


«Открытая Азия онлайн» встретилась и побеседовала с Александром Теном и узнала, что, по его мнению, нужно сделать полиции, чтобы более оперативно реагировать на атаки уголовников и террористов, как обороняться от преступников, если они напали на человека в его собственном доме, и могли ли полицейские, на которых напал алматинский стрелок, выйти из схватки живыми.

Достаточного уровня подготовки не бывает
1.jpg
- Александр, вы заметили, что бойцы СОБРа и Нацгвардии нарушают инструкции: у одного палец на спусковом крючке (что можно делать только в момент произведения осознанного выстрела), другой снял оружие с предохранителя (что делается только в момент наведения на цель), у третьего – пустой подсумок (что тоже не совсем понятно). Как вы считаете, все так плохо у нас в правоохранительной системе?

- Это не совсем так. Система работает вполне нормально, но здесь крайне необходимо повышать уровень индивидуальной подготовки наших сотрудников. Те нормы положенности списания боеприпасов на тренировках, которые сейчас есть, они, конечно же, недостаточны. Вернее, они достаточны для страны, которой вообще ничего не угрожает, но нам необходимо привыкать жить в условиях враждебного окружения.

Я не говорю, что надо бояться, но реально на сегодняшний день, даже если сейчас желтый уровень террористической опасности государство снимет, каждый гражданин должен внутри себя жить как при этом желтом уровне.
Если говорить насчет полиции, то я могу сказать очень просто: достаточным уровень подготовки не бывает никогда. Тренироваться надо всегда. Полиции в особенности.

- Какие именно навыки и каким образом нужно повышать нашим полицейским?

- Мы к этому постепенно идем. Те же самые экзамены, которые сейчас ввели по физической подготовке, по стрелковой подготовке для сотрудников полиции - это уже первый необходимый и болезненный довольно-таки шаг (помните, когда только его ввели, очень много сотрудников уволили из-за этого). Я считаю, что необходимо это делать не раз в год (хотя сам экзамен можно и ежегодно проводить), а постоянно заставлять сотрудников идти в тир, тренироваться со своим штатным оружием – и не только пистолетом, но и карабином, при этом использовать полное обмундирование, включая каску и бронежилет. Это необходимо делать ежемесячно, у нас есть такие возможности. У них есть и тиры, и полигоны, они должны вести эту работу постоянно.

Я не говорю, что у нас штатный сотрудник ППС должен быть по уровню как тот же боец спецназа «Арлан» или СОБР. Нет, конечно, такого не будет, потому что это разные сферы деятельности, но, тем не менее, так уж получается, что именно они первыми оказываются на линии огня, и тот базовый комплекс знаний и наработок, чтобы иметь время и возможность отреагировать на такие угрозы, конечно же, он достигается путем тренировок.

И командование должно поощрять самостоятельные тренировки сотрудников – если они хотят заниматься во внеурочное время (хотя, как я говорю, этим надо заниматься и на службе), то это должно приветствоваться и компенсироваться, потому что стрелковый спорт – он совсем не дешевый.


Почему погибли полицейские?
похороны.jpg
- Как известно из криминальных сводок, алматинский стрелок был задержан спустя 24 минуты после своего первого выстрела. За это время он нейтрализовал десятерых полицейских: троих убил, семерых ранил. Как вы думаете, почему столько жертв?
Тем более, что в стране уже больше месяца действует желтый уровень террористической опасности, который предусматривает определенные инструкции…


- Несмотря на желтый уровень угрозы, полиция – это тоже люди, и люди не могут постоянно находиться в напряжении. Поэтому мы и говорим об уровне индивидуальной подготовки, потому что в случае чрезвычайной ситуации в дело включается не мозг, а инстинкты.

А инстинкты – это в первую очередь моторика, которая наработана годами тренировки. Как я уже говорил, достаточным уровень подготовки не бывает, но высокий уровень подготовки позволяет быстрее реагировать на те угрозы, которые возникают.
99.jpg
Реакция – это всегда действие на определенное действие, которое уже произошло. Поэтому шансы у полицейского, на которого уже наведено оружие, и террорист начинает стрелять, довольно невысокие.
Они выше, если у него есть средства индивидуальной бронезащиты, они выше, естественно, если у него оружие находится не за спиной или на коленях, а в руках (а оружие всегда следует держать в руках, если мы говорим про карабин, про длинный ствол – просто так на ремне оно болтаться не должно). И уровень оснащения: та кобура, которая штатная – кожаная, на клапане закрытая, – она не позволяет реагировать быстрее, чем полторы секунды, на определенную угрозу.
А полторы секунды – это огромный отрезок времени.

- Получается, у полицейских не было никаких шансов?

- Часть сотрудников, которые погибли первоначально, когда стрелок захватил автоматическое оружие и начал стрельбу по людям, находившимся перед Алмалинским РУВД, у них не было шансов по одной простой причине: нападение произошло неожиданно, во-первых; во-вторых, многие из них не были вооружены.
А потом, когда полицейские начали вести преследование преступника, видно, что
практически все они пострадали, находясь в машинах, они просто не успели покинуть автомобиль.
А когда полицейский находится в автомобиле, там есть целый ряд определенных навыков, как необходимо поступать, что необходимо делать.
Я еще раз повторяю: это не говорит о низкой подготовке сотрудников, просто ее надо постоянно и интенсивно наращивать.
3.jpg
- Как, по-вашему, был подготовлен сам стрелок Руслан Кулекбаев? Ведь не каждый может взять оружие и пойти убивать…

- Действительно, видно, что оружие он держит в руках не первый раз. Тот факт, что он не всегда использовал автоматический огонь – а это слышно на видеокадрах, – то есть, периодически, короткими очередями, а не одной длинной, как обычно может получиться у неопытного пользователя оружием, говорит о том, что у него есть опыт, он тренировался. Но подчеркну – у него нет специальной подготовки, это видно тоже. Таких примеров очень много, когда один подготовленный человек может ранить или убить несколько наиболее подготовленных сотрудников, особенно если в этот момент полицейские находятся в позиции нападающих.



- А что можете сказать насчет обмундирования стражей порядка? Как мы видим, они используют сразу несколько разных видов бронежилетов и касок. Насколько они качественны?

- В разное время и по-разному закупается это обмундирование. Проводится тендер, разные поставщики, сегодня один выиграл, завтра – другой. Производителей тех же самых средств индивидуальной бронезащиты довольно-таки много. Да, их продукция единообразна по классификации (1, 2, 3, 4 уровень защиты), но она разная по дизайну. Это не армия и не спецназ, у них нет единообразного обмундирования.
У них есть бронежилет, который бронежилет, имеющий определенный уровень защиты. В основном, противопистолетный.

Так как преступник у нас был вооружен автоматом Калашникова, естественно, у сотрудников не было шансов выжить, потому что по ним стреляли с близкой дистанции, и на них находились бронежилеты противопистолетные, то есть с низким уровнем защиты.
5.jpeg
- А то, что среди гражданских лиц было не так много жертв, это, по-вашему, везение? Или все же профессионализм полиции?

- И то, и другое. Наши граждане зачем-то выбежали на выстрелы и начали снимать преступника.
Они, во-первых, сами себя поставили в зону огромного риска: в любой момент пуля – шальная или направленная – могла попасть в любого из них. Во-вторых, они создали большие проблемы стражам порядка, потому что полицейские бросились не ловить преступника, а защищать граждан. В общем, они стали обузой для правоохранителей и «сладкой булочкой» для террориста.



Гражданское оружие в преступлениях не замечено
8.jpg
- После последних событий в Актобе и Алматы в Казахстане готовят целый ряд законопроектов, которые, скорее всего, ужесточат закон об оружии. И купить его теперь гражданам станет намного сложнее…

- Те события, которые произошли в Алматы, ясно дают понять: да ни при чем тут гражданское оружие! Все то оружие, которое было у Кулекбаева, – либо нелегальное, либо было захвачено с боем у сотрудников полиции. По идее, тогда должна быть логика такая у некоторых законотворцев: ну, значит, нельзя тогда автоматы давать полиции. Ну это же глупость на самом деле!

- А в Актобе? Там же напали на оружейные магазины, а их сотрудники не были вооружены, так как не имеют на это права. Это вообще нормально?

- Конечно, ненормально. Я знаю, что ассоциация оружейников вносила предложение о том, чтобы продавцы оружейных магазинов были вооружены. Это не значит, что они с этим оружием могут домой поехать, но, находясь на работе, сотрудник магазина должен иметь короткоствольное оружие. Это стандартная практика почти во всех странах мира – то есть, если человек торгует оружием, ему, соответственно, можно доверить оружие. Более того, обеспечить безопасность в первую очередь сможет именно он и самому оружию, и всему остальному.
0.jpg
Если бы сотрудники были вооружены, а в Актобе преступники первично нападали на магазины с ножами, то я думаю, что не было бы этого теракта. Было бы просто в сводках, что неизвестные лица напали на магазин, в ходе перестрелки столько-то злоумышленников ранено, ну или погибло, и все.


- Но у наших граждан практически нет оружия. Было травматическое, но и его заставили сдать. Это правильно, как вы считаете?

- Конечно, неправильно. Травматического оружия у населения нет уже больше полугода, оно изъято. И по замыслу законотворцев было так: нет оружия – нет проблем. Но на самом деле объективная реальность говорит о том, что оружия лишают законных владельцев. А 90% преступлений у нас совершаются с применением нелегального и незарегистрированного оружия. И вот после того, как законные владельцы лишились своего оружия, неужели и у незаконных владельцев оно исчезло? Нет, конечно! Чудес не бывает! Потому что если бы оружие исчезло полностью, у нас бы не было преступлений с применением травматического оружия.
оружие.jpg
- А с применением огнестрельного?

- У нас сейчас числится порядка 300 тысяч владельцев гражданского охотничьего оружия. В основном в сводки они попадают из-за неосторожного обращения. И когда говорят, что если нашим людям раздать оружие, они все тут же друг друга перестреляют, это совершенно неправильно. Ведь гражданское оружие строго закреплено за определенным человеком, оно прошло криминалистическую лабораторию, пулегильзатеку. Если вдруг обнаружится, что с применением вашего оружия произошло преступление, вы понесете ответственность, даже если это были не вы.

- Откуда в стране нелегальное оружие?

- Кстати, законодатели сейчас опять пытаются сократить количество единиц оружия в одни руки, мотивируя это тем, что его часто крадут, и оно становится нелегальным. На самом деле это не так. В основном нелегальное оружие поступает на «черный рынок» так: либо оно выкрадывается из арсеналов, либо попадает в Казахстан из «горячих точек», и еще очень много вариантов. Но именно оно используется криминальными элементами.

К примеру, в одном только Киеве 350 тысяч единиц легального оружия – это больше, чем во всем Казахстане. Во время майдана ни один владелец с собственным оружием на площадь не вышел. Все те жертвы, которые там пали, были убиты либо из полицейского, либо из нелегального оружия. Ведь по пуле можно вычислить стрелка.

Поэтому после случившегося в Актобе и Алматы я ожидаю и от наших законотворцев, и от наших силовых ведомств более логичных действий.
Чтобы они не боролись с ветряными мельницами, а делали те шаги, которые помогут либо не допустить и предотвратить аналогичные теракты, либо сработать так, чтобы жертв было меньше. А лучше не было бы вообще.


http://theopenasia.net/

Posts from This Journal by “Террор и пиратство” Tag

Buy for 50 tokens
"Современные государства активно пользуются тем, что создают виртуальные экраны между реальной действительностью и гражданами. Граждане лицезреют экраны, думая, что перед ними действительность... ... Человек не может быть свидетелем всех событий. Большая часть информации приходит к нему…

Latest Month

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek