?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дело про «Клубок»

Оригинал взят у kaverdon в Куда докатился «Клубок» или «Кремлёвское дело»
Оригинал взят у kaverdon в Куда докатился «Клубок» или «Кремлёвское дело»
После убийства в декабре 1934 года в Ленинграде Кирова в январе 1935 года по инициативе Сталина НКВД внезапно занялся проверкой кремлёвских служащих на предмет контрреволюционных бесед, намерений и действий. Так возникло дело «Клубок» с его камуфляжем, перекладыванием ответственности на малозначащих людей, чтобы вывести из-под удара более серьезные фигуры.

А началось всё с доноса на трёх уборщиц, которые вели между собой «контрреволюционные разговоры» о том, что товарищ Сталин хорошо ест и мало работает, за него работают другие люди и поэтому он такой толстый. Говорили о том, что он убил свою жену, что он не русский, а армянин, очень злой, а денег он получает много. А народ обманывает и говорит, что получает 200 рублей. Вот такие обычные разговоры прислуги, перемывающей косточки хозяевам. И те не менее девушек допрашивал лично начальник секретно-политического отдела НКВД Молчанов и помощник коменданта Кремля Павлов, и начальник оперативного отдела Паукер.
А по другим данным это дело началось с выстрела. Якобы в январе 1935 года в кремлёвской библиотеке молодая женщина из графского рода Орловых-Павловых стреляла, но не попала в Сталина.

И если это так, то понятно, почему начали теребить кремлёвскую прислугу и почему уборщиц допрашивали такие высокое чины НКВД. В конце января уже добрались до более значительных персон. Были арестованы племянник Каменева Борис Розенфельд и порученец коменданта Кремля Алексей Синелобов. Борис Розенфельд почти сразу дал показания на своего отца. А это, брат Каменева, Николай Розенфельд. Дал он показания и на свою мать, урождённую княжну Бебутову, которая работала в кремлёвской библиотеке. После допроса Синелобова были арестованы помощник коменданта Кремля Дорошин, начальник спецохраны и помощник коменданта Кремля Лукьянов и ещё несколько человек.

На снимке: Советская делегация и немцы. Брест-Литовск, декабрь 1917. Второй справа -  Каменев (Розенфельд) Лев Борисович.

А это уже намного серьёзней, чем какие-то уборщицы. Дальше дело росло и разветвлялось. В нём были выделены группы уборщиц, библиотекарей, комсостава комендатуры. Основной доказанной виной этих людей были их «антисоветские разговоры», которые в то время карались в уголовном порядке и все об этом были прекрасно осведомлены. Однако на этом следствие не остановилось. Арестованным стали активно предъявлять обвинения в террористических намерениях убить Сталина. В начале марта два библиотекаря Розенфельд и Муханова в таких намерениях признались. Дело закончилось судом , на котором Ягода предлагал расстрелять 25 человек. Но Военная коллегия Верховного суда вынесла сметные приговоры лишь 2 из 30 подсудимых, остальных приговорили к тюремному заключению. Особое совещание НКВД отправило в тюрьму сроком от 3 до 5 лет 42 человека. 37 человек отправились в ссылку, а один человек был выслан из Москвы. До этого была проведена чистка работников Кремля. На своих местах из 107 человек осталось лишь 9. Это общеизвестная фабула «Кремлёвского дела». Но была в этом деле другая линия, которая известна намного меньше, но имеющая гораздо большие последствия


Рудольф Петерсон (в центре)

И опять всё начиналось с доноса. В начале 1935 года Сталину писал брат его первой жены, председатель правления Внешторгбанка, Александр Сванидзе. Он утверждал, что комендант Кремля Рудольф Петерсон, член президиума и секретарь ЦИК СССР Авель Енукидзе и командующий Московского военного округа Август Корк, из-за полного расхождения со Сталиным по всем вопросам, составили заговор. Целью этого заговора было отстранение от власти Сталина и всего его ближайшего окружения. Арест высшего руководства страны должен был осуществить кремлёвский гарнизон по приказу Петерсона. Аресты должны были проводиться на квартирах, в кабинете Сталина вовремя какого-нибудь заседания или в кинозале на втором этаже Кавалерского корпуса Кремля.
А теперь подробнее о тех троих, о ком шла речь в письме. Итак. Петерсон во время Гражданской войны был начальником бронепоезда Троцкого и начальником его личной охраны. 1920 году Троцкий сумел сделать его комендантом Кремля. И, несмотря на свою близость к «демону революции», Петерсон находился на этой должности до 1935 года. И всё же следователи в этот раз Петерсона не тронули. Понятно почему. Комендант Кремля, осознав приближающуюся опасность, мог произвести «дворцовый переворот» собственной властью. Сталин пошёл другим путём. И 14 февраля нарком внутренних дел Генрих Ягода представил на утверждение Политбюро новую систему охраны Кремля. Из ведения комендатуры Кремля выводилась любая хозяйственная деятельность. Теперь она занималась только охраной: как внутренней, так и военной. И подчиняться комендатура стала НКВД и наркомату обороны. Соответственно, охраной теперь занимались два заместителя коменданта. И власть Петерсона становилась чисто номинальной. Так же из Кремля выводились многочисленные советские учреждения, куда ходило много простых посетителей. Теперь попасть в Кремль стало куда труднее. И самое главное. С территории Кремля убирали Школу имени ВЦИК, которая выполняла роль военного гарнизона и насчитывала в своём составе полторы тысячи человек. Понятно, что имея внутри Кремля такую силу, устроить государственный переворот довольно легко.

На переходный период, до вывода школы, для контроля за ней был создан особый орган военный разведки, который напрямую подчинялся Ягоде. А самому коменданту комиссия партийного контроля вынесла строгий выговор за слабую политико-воспитательную работу и плохой подбор кадров. 9 апреля Петерсона освободили от должности коменданта Кремля и через некоторое время назначили помощником командующего Киевского военного округа. Вторым человеком из письма Сванидзе был Авель Енукидзе. Он уже более 10 лет занимал пост секретаря ЦИК СССР. А это в то время была очень крупная должность. И вдобавок он был старинным другом Кобы по дореволюционной работе. А ещё он был крёстным отцом жены Сталина Надежды Аллилуевой. И всё это не помешало Сталину начать компанию против Енукидзе.


3 марта было опубликовано постановление ЦИК СССР. Смысл постановления сводился к следующему. ЦИК ЗСФС ходатайствует о том, чтобы выдвинуть Енукидзе на должность председателя ЦИК ЗСФС. И удовлетворить просьбу Енукидзе об освобождении его от должности председателя ЦИК СССР. Фактически это была почётная ссылка в Закавказье, да ещё под надзор Берии, который там руководил. Рядом с таким не забалуешь. В марте на свет появилось» Сообщение ЦК ВКП (Б) «Об аппарате ЦИК и тов. Енукидзе». В этом документе, который был зачитан по партийным организациям, прямо говорилось о том, что основной причиной отставки Енукидзе, была его неосмотрительность в связях со многими сотрудницами. Его официально ни в чём не обвиняли, а, наоборот, в этом документе говорилось о том, что товарищ Енукидзе ничего не знал о готовящемся покушении на товарища Сталина. А его, как человека потерявшего политическую бдительность и проявившему не свойственную коммунисту тягу к бывшим людям, использовал классовый враг. Енукидзе ни с чем не спорил, попросил двухмесячный отпуск и уехал в Кисловодск. Так в чём же на самом деле можно было обвинить Енукидзе. В том, что всегда называлось «моральным разложением». Так вот у Авеля Софроновича это «разложение» переросло все мыслимые и не мыслимые границы. И стране, было совершенно не обязательно знать какие, «подвиги» на сексуальном фронте совершает товарищ Енукидзе. И нечего дискредитировать высшее партийное руководство страны. Но Енукидзе очень не хотелось попасть под «железную пяту» Лаврентия Берии и он решает отказаться от новой должности, и просит назначить его уполномоченным ЦИК по курорту на котом он прибывал. Его просьба была мгновенно удовлетворена Политбюро. Едва получив новое назначение, Енукидзе вернулся в Москву для участия в пленуме ЦК. На этом пленуме Ежов делал доклад о «кремлёвском деле» и об использовании заговорщиками Енукидзе. Енукидзе был выведен из состава ЦК и был исключён из партии «за политико-бытовое разложение». Правда, надо сказать, что через год он был в партии восстановлен.


Август Иванович Корк

А теперь о третьем человеке, который был, упомянут в письме Сванидзе. Командарм 2-го ранга Корк в сентябре 1935 года был снят с округа и назначен начальником академии имени Фрунзе. Тем самым он был полностью лишен возможности руководить войсками.
Но «Клубок» катился недолго для этих людей. В 1937 году в разное время все они были арестованы. Енукидзе и Петерсон сразу дали признательные показания. И хотя они были арестованы в разное время, но их показания были абсолютно одинаковы. Они рассказали, что готовили переворот и арест или убийство Сталина, Молотова, Кагановича, Ворошилова и Орджоникидзе. Корк был арестован 14 мая и расстреляли меньше чем через месяц вместе с Тухачевским и его соратниками. Не избежали этой же участи,несмотря на свои признания,  Петерсон и Енукидзе. Так закончилось дело«Клубок».
Buy for 30 tokens
"Современные государства активно пользуются тем, что создают виртуальные экраны между реальной действительностью и гражданами. Граждане лицезреют экраны, думая, что перед ними действительность... ... Человек не может быть свидетелем всех событий. Большая часть информации приходит к нему…

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek