?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у moryakukrainy в Маяки прошлого и настоящего
Проект «Мелькарт» – реконструкции финикийского судна, Игорю Мельнику, директору Центра исследований древнего мореплавания, позволил исследовать маяки Средиземноморья, Дуная и Черного моря.
Маякам, изначальным и тем, что служат сегодня, посвящена глава новой книги историка и путешественника «Что за Земля такая, Эдисан».




Устройство древнеримского маяка
Книга Игоря Мельника «Что за Земля такая, Эдисан» охватывает двухтысячелетний период развития мореплавания, который исследован в теории и на практике путешествий на реконструкциях древних судов, посещении древних руин, музеев и ныне действующих старинных объектов.

– После походов на «Мелькарте» мне посчастливилось побывать в сооруженном  древними римлянами маяке, – рассказывает Игорь Мельник. – Его конструкция была достаточно простой. Сначала строилось мощное основание высотой в три метра. Камнетесы столь аккуратно подгоняли крупные камни один к другому, что практически не использовали раствор. Над ним высилась верхняя башня, увенчанная большими зубцами. Высота всего сооружения превышала восемь метров. Учитывая, что маяк находился на естественной возвышенности около 30 метров высоты, получалось, что заметить его огонь мореходы могли за 10-15 миль.

Внутри башни вверх вдоль стены поднимается пологая монолитная лестница. Нижнее помещение в те далекие времена служило укрытием служителям маяка и местом хранения дров и угля. Лестница вела в верхнее помещение, которое хранит следы копоти. В нем поддерживался огонь, увидеть который морякам помогали неширокие окна, расположенные по периметру башни. Отсюда можно было попасть на верхнюю открытую площадку. Она могла служить оборонительной фортификацией, а также местом, где в хорошую погоду разводили огонь. Дым от горящего внутри помещения костра выходил наружу через лестничный проем и еще несколько отверстий в потолке.
– Сооружение не для учебников по архитектуре, – отмечает историк. – Но, без сомнения, оно спасло от верной гибели сотни кораблей и тысячи человеческих жизней.

Береговой свет Прибалтики и Средиземноморья
После распада Римской империи прошло более 600 лет, пока на берегах морей, омывающих Европу, начали появляться новые маяки. В 1158-ом году жителями города Пизы был построен маяк на острове Мелория в Средиземном море. В 1304-ом году огонь этого маяка был перенесен на башню в Мангале, около порта Ливорно. С расцветом торговой деятельности Ганзейского союза появились маяки-башни в Северном море. Первый из них был сооружен купцами Гамбурга в 1286-ом году на острове Нейверк, перед устьем Эльбы. И он до сих пор работает.
– Около 1316-го года ганзейцами были построены маяки у Травемюнде, Фальстербоэ и на острове Рюген. Его обслуживал монастырь святого Николая, находившийся на том же острове. Следуя далее на восток, показывает по карте доктор исторических наук Игорь Мельник. Мы встречаем маяки Балтийского моря. Некоторые древние историки прибалтийских провинций сообщают, что в начале XIII столетия датский король Вольдемар ІІ, основатель города Ревеля (Таллинна) в 1219-ом году, а еще ранее его предшественники Канут IV (1080г.) и Олаф (1092г.), во время морских походов приказывали жителям прибрежных селений раскладывать по ночам костры на мысах для обозначения опасных мест. Точно так же для указания входа в устье Западной Двины жители Риги обязаны были содержать маячные огни.

Обманные огни пиратов и ложный Босфор
Однако, кроме настоящих маяков, в старину существовали и ложные, построенные специально для того, чтобы заманивать суда на мель или на рифы, а затем их грабить. Такое сооружение возвел в XVII веке возле Таллинна барон Унгер-Штернберг. Его ложный маяк приводил корабли прямо на мелководье. А севшие на мель суда становились легкой добычей слуг барона-разбойника.
Однако начало таких пиратских действий было положено задолго до барона Штернберга. Еще античный автор Аполлодор писал о неком Навплие, который: «прожил очень долго и, плавая по морю, зажигал ложные сигнальные огни всем встречным морякам, с целью их погубить». Так, он погубил многие корабли ахейцев, победителей Трои, когда те возвращались к родным очагам. Рассчитав все точно, Навплий зажег огонь на горе Ксилофаге, что находится на юго-востоке острова Эвбея, и навел корабли ахейцев на скалы.
В Средние века английские крестьяне, чтобы поживиться добычей купеческих судов, разводили костры на скалах или пускали плыть в море труп лошади с прикрепленным сверху фонарем. Сбитые с толку мореходы, нередко в ненастную погоду, попадались на эти хитрости и находили свою погибель на рифах и скалах, где их поджидали «добросердечные» разбойники.
Страбон писал о разжигании костров на берегах черноморских заливов вблизи Босфора. Сбитые с толку, моряки входили не в пролив, а в заливы и попадали на камни, где их корабли становились легкой добычей пиратов. В память об этом один из заливов по сей день называют ложным Босфором.
Ложные маяки разжигали жившие в Северо-Западном Причерноморье свирепые сарматы. А через две тысячи лет тактику ложных маяков использовали запорожские казаки, не раз сажая на мели турецкие торговые суда.

Самый роскошный маяк мира с эффектом мигания
С 16 века маяки стали освещать керосиновыми лампами. Около 1540-го года в Англии возвели необычный маяк с двумя башнями: впереди стояла меньшая башня, а за ней большая. Ведя корабль к берегу, рулевой должен был видеть два огня, один в точности над другим. Тогда корабль не отклонялся от фарватера и приходил прямо к причалу. А самыми старинными продолжающими освещение и в наши дни, в Англии являются маяки Лоустофт (1609) и маяк на острове Маю (1636).
Уникальным архитектурным сооружением до наших дней остается Кордуанская башня в устье реки Жиронды во Франции, сооруженная в 1584-1611-ых годах. Строителем ее был знаменитый архитектор Луи де Фуа, один из участников возведения величественной усыпальницы испанских королей – дворца-монастыря Эскуриал. Башня построена на скале, открывающейся лишь при самой низкой воде и затопляемой приливом на 3 метра.
На первом этаже башни, называемом «жилищем короля», находится большая, богато обставленная зала. Этажом выше помещалась часовня с куполообразным сводом, разукрашенная коринфскими пилястрами и дорогими лепными украшениями. Над входом в часовню был поставлен бюст Луи де Фуа. Кордуанская башня во все время своего четырехсотлетнего существования считалась самым великолепным и роскошным маяком в мире. Она знаменита еще и тем, что в 1791-ом году на маяке был применен поворотный диск. Керосиновые лампы, стоявшие на диске, все время вращались по кругу. Таким образом был достигнут эффект мигания. Маяк стало легче заметить издали.

Свет маяка мешал морякам?
Французский ученый Антуан Лавуазье в 1765-ом году, проектируя уличное освещение Парижа, пришел к выводу, что лучи от любого источника света можно направить в определенную сторону, если поместить светильник в фокусе параболического зеркала. Позднее физик Огюст Френель разработал особую линзу, собирающую свет в пучок. Благодаря вогнутым зеркалам или линзам Френеля лампы маяков стали намного экономичнее. Так, в Корнуолле (Южная Англия), на маяке Лизэд-Лайтхаус, установлена электролампа мощностью всего в 400 ватт, но ее свет виден за полсотни километров.
Но со временем чрезмерный свет маяков стали считать «экологическим загрязнением». Поэтому, например, на главном маяке Южного полушария, стоящем на мысе Доброй Надежды в ЮАР, мощность 19.000.000 свечей уменьшили до 10.000.000. И этого более чем достаточно все равно он виден за 20 миль невооруженным глазом. Впервые силу светового потока по требованию моряков уменьшили еще на знаменитой статуе Свободы в Нью-Йоркской гавани. Свет, окаймлявший голову колоссальной скульптуры, был настолько ослепительным, что не помогал, а мешал судоводителям.

Англичанам придумали конструкцию современных маяков
А вот современной конструкции маяков мы обязаны Англии, отмечает Игорь Мельник. – С начала XVIII столетия маячное строительство в этой стране получило быстрое развитие. Связано это с исключительным ростом флотов и торговых линий, сделавших туманный Альбион величайшей морской державой. Морская гегемония Англии длилась до тех пор, пока на море с ней не начали конкурировать Соединенные Штаты Америки, Россия и Япония.
Но именно англичанам принадлежит право создания конструкции современных маяков. Построив третий Эдистонский маяк, англичане создали тип современной маячной башни. А технологические приемы, положенные в ее конструкцию, остаются неизменными и в наши дни, отмечает исследователь. Если до этого времени красоту маяка находили в скульптурных украшениях и изяществе внутренней и наружной отделки, то теперь ее стали придавать значение целесообразной форме, гармонии отдельных частей и, наконец, в том, чтобы маяк производил впечатление величественного сооружения.
Начиная с середины ХІХ век,а на маяках стали устанавливать газовые лампы. Впервые подобный маяк оборудовали в 1880-ом году в Германии. А вскоре газ научились сжижать. Газовая лампа могла гореть месяцами, не требуя ни пополнения топлива, ни иного ухода. Да и лампы к тому времени изменились: их «одели» в калильные сетки. Первые электрические лампы на маяках были дуговые, из пары угольных стержней, расположенных параллельно. Но они потребляли много энергии и отличались неудобством: смотрителю часто приходилось заменять сгоревшие стержни. Интересно, что после недолгого увлечения дуговыми светильниками на многих европейских маяках вновь вернулись к газовым лампам.
Только после Первой Мировой войны повсюду «воцарились» электрические «светила»: поначалу обычные лампы накаливания, затем все более совершенные, наполненные инертным газом, яркие и экономичные. А с 1925-го года маяки в Европе и Америке начали постепенно переходить на полную автоматизацию.
Интересна статистика. В 1800-ом году на Балтике Россия имела 15 маяков, в Черном и Азовском морях – 2, Каспийском – 1, а в 1917-ом уже соответственно на Балтике – 87, из них 19 плавучих и в Азово-Черноморском регионе – 56, из них 9 плавучих, на Каспие – 14, из них 7 плавучих. За время советской власти количество маяков более чем удвоилось, в особенности за счет строительства маяков на Дальнем Востоке. В наше время большинство маяков не только автоматизированы, но и компьютеризованны.

Служитель маяка от октавы «до» пенсии
– Несколько раз мне удавалось подниматься на маячный фонарь, в купол с лампой, святая святых разных маяков. И всегда с чувством благоговения я спускался вниз, – вспоминает исследователь. – С применением технических средств профессия служителя маяка, которая считалась романтической и полной опасностей, сегодня стала более обыденной. В нужное время секунда в секунду компьютер подаст команду, срабатывает реле, зажжется и потухнет спасительный огонь, а в тумане, октавой «до», отзовется вовремя включенный туманный горн. На рассвете тот же компьютер выключит лампу, замолчит и горн. Все это обслуживает маячник. Работа эта не простая, потому что выход из строя хотя бы одного механизма может привести к тому, что маяк погаснет и замолчит, а вслед за этим может произойти страшная трагедия, которая унесет жизни людей.
Поэтому маяк, как единый организм, доверяется только одному служителю, тот же не покидает свою «спасительную башню», даже выйдя на пенсию. В наших походах на реконструкциях древних кораблей маяки играли важнейшую роль, именно они приводили нас в спасительные гавани, помогая ориентироваться в сложных погодных условиях.

Маяки Одесского залива
Начав рассказ с одесских маяков, совершив путешествие по побережью Европы, мы вместе с Игорем Мельником снова возвращаемся к родным берегам. Историк напоминает нам о башне Неоптолема, служившей маяком на входе в Белгород-Днестровский лиман у античных греков. Имело маяк и генуэзское поселение Джинестра, располагавшееся  на месте нынешней Одессы. А вот первым из современных маяков в Одесской бухте появился маяк на мысе Большой фонтан. Его начали строить в 1815-ом году, а завершили при генерал-губернаторе Воронцове в 1827-ом году. Одновременно с ним появился маяк на Тендровской косе. Его построили также в 1827-ом году, и главным доводом его строительства были многократные посадки на мель кораблей, шедших из Босфора в Одессу. Частые неблагоприятные ветра проносили парусники мимо Одесской бухты, и они оказывались на мели Тендры.
После тендровского маяка был построен маяк на острове Змеином. Произошло это в 1842-ом году и обезопасило мореходов во время плаваний в районе Дунайской дельты. Вслед за этими маяками появились и другие, сделавшие плавания от берегов Дуная до Днепро-Бугского лимана безопасными. Особенно, когда начали свою работу новые крупные порты на нашем побережье – такие, как Ильичевск и Южный, завершает свой рассказ Игорь Мельник. – Благодаря этим маякам моряки возвращаются в родной порт, как и мы, пройдя сотни миль на судах древних народов.


Подготовила к печати Инна Ищук, 
«МОРЯК УКРАИНЫ», № 43 от 4.11.2015-го

Posts from This Journal by “Маяки” Tag

promo specnazspn август 17, 08:06 Leave a comment
Buy for 50 tokens
"Современные государства активно пользуются тем, что создают виртуальные экраны между реальной действительностью и гражданами. Граждане лицезреют экраны, думая, что перед ними действительность... ... Человек не может быть свидетелем всех событий. Большая часть информации приходит к нему…

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek