?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Человек и дерево

Оно росло на замороженной стройке. Строили дельфинариум, но денег не хватало. На восьмой станции Большого Фонтана, славившейся своим уникальным микроклиматом, образовалась мерзкая, пугающая глаз свалка. Там бегали стаи голодных одичавших собак.
Идти через этот мусорник было небезопасно.
Мне приходилось каждый день ходить на работу через очаровательную, напоенную музыкой и зеленью Аркадию и нелепую, заваленную мусором стройку. За ней был яхт-клуб, где я работал матросом.

Когда началась весна и все вокруг стало зеленеть, я увидел посреди свалки, среди мусора и брошенных бетонных обломков, деревцо. Оно походило на куст. Одиноко ютясь между холмами мусора, деревцо протягивало ветки к солнцу, как будто хотело напиться его лучами. Ветки были так же голы, как и свалка, и, проходя мимо, я с сожалением глядел на них и вспоминал Пастернака: «О, как ты обидна и недаровита!».


Однажды, спеша утром на работу, я остановился, пораженный увиденным. Все деревцо было окутано белым облаком цветов. Оно походило на одуванчик. Казалось, дунь посильнее и белый цвет облетит, и снова ветки останутся голыми, безнадежно тянущимися к солнцу. Теперь я каждый раз останавливался и любовался маленьким чудом. Белый цвет облетел, но деревцо покрылось яркой и густой зеленью. Оно еще больше напомнило большой зеленый кустарник. На нем появились плоды. Они усыпали все ветки. Маленькие и зеленые, дразнили воображение, обещая щедрый урожай. Я радовался каждый раз, проходя мимо деревца и останавливаясь возле него как возле доброго знакомого. И мне казалось, что ветки приветливо кивают мне, качаясь на ветру.

Я рассказал жене о дереве. Сказал, что нарвал бы плодов, но высоко и надо лезть на дерево, а ветки тонковаты и могут обломаться. «Подумать только, сказала жена. – Ведь деревья такие же живые существа, как и мы с тобой, а как беззащитны. Любой может подойти и поломать ветку, рвать листья и плоды, вырезать на коре всякую чушь, а оно не может себя защитить. Мы, люди, прячемся от опасностей или сражаемся с невзгодами, а оно всю жизнь стоит на месте и не может спрятаться от жестокости людской, а только плачет, заливая слезами раны, нанесенные людьми на его тело. Они нас кормят, защищают от зноя и дождя, дают бесценный кислород, которым мы дышим. Мы же принимаем все за должное и неблагодарно и жестоко к ним относимся. Не лазь на деревцо за плодами, ты можешь обломать ветку и сделать ему больно. Я где-то читала, что у деревьев, как у человека, поднимается температура, когда обламывают ветки и режут кору».

Бросовые земли в прибрежной полосе пустовали. Каждый год берег неузнаваемо изменялся. Часть суши сползла в море, подтачиваемая подземными водами. Сползла, как ледник в горах, по скользкой глиняной подушке. Люди понимали, что так вся Одесса сползет в море и исчезнет, как крымский Херсонес. Был построен противооползневый комплекс, который остановил катастрофу. И тогда бросовые земли обрели ценность. Уникальный микроклимат, близость к воде и щедрое одесское солнце подняли стоимость земель, и одесские олигархи стали расхватывать участки и строить коттеджи и дачи. На замороженную стройку стали свозить и сбрасывать строительный мусор.

Однажды, шагая утром мимо стройки в яхт-клуб, я увидел на месте, где росло деревцо, кучи строительного мусора. Деревца не было видно. Я кинулся туда и среди обломков кирпича и бетона увидел торчавшие ветки моего друга. Заваленные до самой верхушки деревца, они продолжали тянуться к солнцу. По обломанным и ободранным камнями веткам, как слезы, тек сок деревца. Я вспомнил слова жены (слезы потекли у меня по щекам) и кинулся разбирать завал, обдирая о бетонные обломки в кровь руки. Проходившие мимо люди с недоумением и каким-то больным интересом поглядывали на меня.

Я, ничего не замечая, проработал до полудня. Мне удалось освободить деревце до нижних веток. Проходивший мимо пожилой рабочий сказал: «Сволочи! Одно лечат, другое калечат. Ты кончай, теперь будет расти!». Я пришел в яхт
-клуб и, получив выговор от боцмана за опоздание, принялся за работу.

После, уходя домой, я нашел прораба, который строил фешенебельное бунгало для одного из «отцов» города. И когда я стал пенять ему за деревцо, он, насмешливо глядя на меня, послал меня и мое деревце подальше.
Я, конечно, пошел, но не туда, куда он меня послал. Не знал бедняга, что я был опытный боксер и самбист. Когда ему на помощь и крики прибежали «секьюрити» «отца города»
, дюжие молодцы с бритыми безмозглыми головами, в черных куртках, он лежал в глубоком нокауте.
На следующий день меня выгнали с работы и я пошел попрощаться с моим другом
деревцом. Оно лежало порубленное мстительным прорабом. Жена заплакала и написала стихи.

Ах, зачем вы ломаете ветки,
Я отдам вам плоды – возьмите,
Только ветки мои не ломайте,
Только сердце мое не губите.

Не могу убежать я от боли,
Закричать не могу, не могу.
Только листья дрожат поневоле
И мольбой отвечают врагу.

Глубоки мои гибкие корни,
Никуда, никуда не уйти.
Все обиды сношу я покорно
И зачахну, не стану цвести.

Не нальются плоды мои соком,
Не укроет от солнца листва,
И поникнет под небом высоким,
Пожелтеет моя голова.

Валерий Кузнецов,
«МОРЯК УКРАИНЫ», № 9 от 9.03.2016-го

moryakukrainy

Posts from This Journal by “Про жизнь” Tag

Buy for 50 tokens
"Современные государства активно пользуются тем, что создают виртуальные экраны между реальной действительностью и гражданами. Граждане лицезреют экраны, думая, что перед ними действительность... ... Человек не может быть свидетелем всех событий. Большая часть информации приходит к нему…

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek