?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у moryakukrainy в СЛУЧАЙ В ЗАТОКЕ – САМИ ТОНЕМ, САМИ СПАСАЕМСЯ

26-го октября минул 9-ый поминальный день с момента гибели 17-ти человек, затонувших вместе с катером «Иволга» вблизи поселка Затока Белгород-Днестровского района.

«Пропавшими без вести остаются три человека», – сообщил Владимир Жмак, заместитель одесского губернатора. Неизвестна судьба еще двоих человек, чье нахождение на борту не подтверждено. Об их исчезновении заявили родственники.

Сводки в сети Интернет противоречивы. Материалы следствия и работы комиссии по расследованию катастрофы пока не доступны – будут в конце первой декады ноября. Узнаем ли мы всю правду?
Все подробности у меня на сайте, заявляет при встрече Владимир Сердцевич, заместитель председателя кооператива «Затокский рыбак».
– Садитесь в машину, тут все рядом, говорит местный кандидат в депутаты, время от времени позванивая помощникам по выборам.

Три минуты и мы у ржавого причала, от которого 17 октября отчалила «Иволга» в роковой рейс. Пусто. Шумит камыш. В лиман метров на 40 вдается свайный, битый причал с привязанными к его леерам букетиками хризантем. Когда-то к нему швартовались «ракеты» на подводных крыльях. Но уже четверть века он не знает ремонта. По документам, говорят, это сооружение с утопающими листами жести именуют «временный пункт базирования».

Он не имеет ничего общего с рыбацким причалом №25, к которому «официально» приписаны десяток различных катеров. Во всяком случае, их владельцы, занятые морской рыбалкой, так заявляют на своих сайтах. Даже пограничники здесь бросают якорь. Но местные и эту стоянку считают неофициальной.


Затокские рыбаки говорят, что 17-го октября желающих порыбачить было много, их машины буквально заполонили песчаный берег. И все же подсчитать даже по выручке, сколько же было на «Иволге» пассажиров, трудно (морские извозчики Затоки берут плату под конец прогулки). Катера «Родос» и «Тетис» в тот день не вместили всех желающих пойти на Днестровскую банку за черноморским бычком. «Под завязку» набрала людей «Люта», отошедшая с причала № 80, что с другой стороны железнодорожного моста через пролив. И мужики со спиннингами ринулись на «Иволгу».

Пока установлено, что их было 39 плюс три члена экипажа. Рекламный сайт гарантирует выход в море при наличии 25-ти желающих. Сайт не зарыт до сих пор. Да и улицы в Затоке увешаны табличками с контактами «Иволги». Катер отработал сезонов восемь, говорят местные. В Белгород-Днестровский порт, где приписан, он возвращался только в зимнее время на отстой. Иными словами, «Иволга» кормила не только своих хозяев.


Как это было

Кто дал сигнал бедствия шкиперам затокских маломерок, не известно.
Но от хозяина «Тетиса», где капитаном мой отец Александр Ширяев, поступил срочный звонок: «Бери, кого можешь, и срочно на помощь «Иволге», рассказывает сын капитана Володя Ширяев. И он с матросом запрыгнули на борт. Маленький «Тетис», не жалея дизелей, рванул на выручку и минут через 20 был в зоне крушения.

Володе 23 года. По образованию он повар, но работает в магазине. За несколько сезонов батя сделал из него вполне «справного» матроса. Отца звали в студию большого телеканала в Киеве, и он с тех пор избегает журналистов. Сына застали на причале: пришел за вещами.

Миновав мост, мы оказались первыми, кто пришел к «Иволге», лежащей на мелководье днищем вверх. Пассажиры катера и его капитан Саша Кнышов плавали вокруг, стараясь держаться поближе к перевернутому судну, говорит он. – Я не боюсь моря. Жутко было другое: смотреть, когда людей накрывает волна, а ты ничего не можешь поделать.

Мы им бросили спасательные жилеты. К тому времени они уже минут 40 барахтались в 10-градусной воде. Те, у кого было шоковое состояние, даже не понимали, что им нужно ухватиться за оранжевые нагрудники. Некоторые этого сделать не могли – руки закоченели. Мы стали бросать каждому по очереди круг на веревке. И поднимать с кормы, где я спустил трапик. Волны высотой до трех метров подбрасывали тонущих людей выше палубы. Некоторых просто хватали за руки и тащили на «Тетис».


Затащить на веревке тех, кто держался за круг, было сложнее: до десяти минут уходило на каждого. Люди были в теплой одежде. Она намокла и отяжелела. Сами они уже не могли помогать молодому спасателю встречными движениями. Так из штормовой воды было извлечено 8 человек. Среди них был и капитан «Иволги» Александр Кнышов. Едва очутившись на борту «Тетиса», он включился в спасение остальных. На берегу ждали машины скорой помощи. Из сошедших на землю только один сказал спасибо.

Кнышов-младший никуда не сбегал поехал домой, – кратко изложил Володя. Помолчал немного и попросил его отпустить.
Не могу теперь долго говорить с людьми, сказал он и зашагал к калитке.


«Родос» замешкался на стоянке. Как говорит его капитан Виктор Погорелов, на причале не оказалось никого, кто мог бы с ним выйти.
Он дошел только до моста, когда все закончилось. Перед ним был катер «Морской охраны», у которого в скоростном водометном двигателе что-то заклинило, и он застрял перед мостом.
Но пограничники устранили поломку и успели снять еще одного пассажира, который держался за киль «Иволги».


… Итак, три катера пришли на помощь в аварии, которую уже причислили к пяти самым крупным за историю Украины последних лет. Два из них частные.
Не густо, если учесть, что Затока теперь, можно сказать, морской курортный центр страны.


Три волны, как три сестры

Почему произошло крушение, как это видится капитану «Родоса»?
В. Погорелов, судя по всему, опытный судоводитель. В 1966-ом окончил среднюю мореходку. 24 года отработал в Белгород-Днестровском порту капитаном буксира. Потом еще несколько лет добирал штурманский опыт на рыбацких сейнерах. Хорошо знает этот район прибрежного плавания.
Какое образование и диплом у Саши Кнышова (34 года), естественно, не проверял. Но знает, что его отец Иван Кнышов, он же владелец конкурирующей «Иволги», много лет служил в управлении речного флота. Сыну доверял.

Виктор Савельевич, почему Саша сел на мель?

Во время качки он мог принять за указательный буй тот, который обозначает точку затопления баржи. Возможно, его катер уже сносило волнами в канал, но выбросило в сектор, где глубина равна 1 метр 20 см. Он коснулся кормой мели и его положило.

А дальше накатили три губительных волны – три сестры, как мы говорим. Первая кладет и бьет об дно, вторая снова поднимает, и в этот момент третья – переворачивает.

После крена и удара о грунт «Иволга» уже не могла восстановить остойчивость. Люди просто посыпались за борт.


Знал ли парень о надвигающемся шторме?

Штормового предупреждения не было. Только утром в ответ на мой звонок из службы портнадзора известили, что во второй половине дня ожидается усиление ветра.
У нас несколько пассажиров укачались, и я в 9.50 снялся с района промысла в спокойный лиман. На море уже хорошо дул с востока свежий ветер, задирал волну. Но не такую, чтоб хотя бы заливало палубу.


Почему рыбаки с «Иволги» не воспользовались спасательными жилетами, если они были на борту?
Опрокинулись мгновенно. Некогда было их доставать и надевать. Саша – капитан «Иволги» успел только сбросить на воду спасательный плотик. А самого его отбросило в сторону, и он не мог добраться до плота, как другие. Его двое помощников, вероятно, кинулись в машинный отсек. Там и нашли их тела, когда подняли «Иволгу».

Бьется с неравной чиновничьей силой

Что сделать, чтобы под шумок не угрохать этот маленький рынок прогулочного бизнеса?
В. Сердцевич уверен: «Надо узаконить причал». Тогда будет прописка, можно задействовать диспетчера, точно узнавать прогноз погоды. В критических случаях, портнадзор должен перекрывать катерам выход в море.

Активист легализации причала на улице Лиманской шесть лет бьется с неравной бюрократической силой за то, чтобы оформить 53 сотки земли, уже выделенной решением поселкового совета под самостоятельный причал. Есть решение, но механика его исполнения премудрая. После того, как сделали обмеры, начались кучи согласований, понадобилась киевская экспертиза. Потом оказалось, что нет генерального плана, не могут поставить берегозащитную линию.

Всякие влиятельные люди регулярно пытаются отжать лакомый кусок курортного берега. Насылали с проверками уполномоченных разных мастей. Отвадили всех, когда почетным членом кооператива зачислили одиозную «шишку» с Печерских холмов в Киеве.

В общем, сами ловим, сами тонем, сами спасаемся, говорит в сердцах В. Сердцевич.
Так, во время лавировки при спасении на винт «Тетиса» намотался страховочный канат. Катер, потерявший маневренность, грохнуло о донный грунт и повредило руль. Разве государство возместит капитану ущерб? А ведь если бы не геройский риск экипажа из трех моряков, кто знает, сколько было бы еще жертв.

Созданы комиссии, работают следователи. Пока в камышовой бухте никого из них не видели. Но выход в море маломеркам запрещен. На какой срок? Неизвестно…



Владислав Китик, Анатолий Венгрук, 
«МОРЯК УКРАИНЫ»,  №  42 от 28.10.2015


Posts from This Journal by “Катастрофы” Tag

Buy for 50 tokens
"Современные государства активно пользуются тем, что создают виртуальные экраны между реальной действительностью и гражданами. Граждане лицезреют экраны, думая, что перед ними действительность... ... Человек не может быть свидетелем всех событий. Большая часть информации приходит к нему…

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek