specnazspn (specnazspn) wrote,
specnazspn
specnazspn

Капитан Владимир Коваленко – «в мире нас уважали!»

Оригинал взят у moryakukrainy в Капитан Владимир Коваленко – «в мире нас уважали!»

Капитан, капитан, улыбнитесь, ведь улыбка – это флаг корабля – эта песня как нельзя подходит Владимиру Коваленко, капитану дальнего плавания, под чьим руководством белые лайнеры пересекали Атлантику, огибали земной шарик по морской волне, сохраняя спокойствие и безопасность пассажиров. Недавно капитану белых пароходов исполнилось 70 и «Моряк Украины» нашел повод расспросить капитана за жизнь.

В юности Владимир Коваленко мечтал стать, как и отец, летчиком. Всю жизнь собирал модели самолетов. Но судьба развернулась к морю на целых 32 года. Поступив в Одесскую мореходку, уже на первом курсе ушел на плавательную практику на паруснике «Товарищ» по Черному морю. Об этом говорят черно-белые фотокарточки полувековой давности.
На пятом курсе Владимир Коваленко обогнул земной шар, постигая азы морской профессии на торговых судах ЧМП. Потом работал на теплоходах «Латвия», Литва», «Аджария», быстро пройдя карьерную лестницу от третьего помощника  до старпома.



– Мне повезло с моими наставниками, – говорит Владимир Владимирович. – У меня были хорошие учителя. Много добрых слов хочется сказать об Игоре Петровиче Тренькове. Он знал пять языков. У него была своя методика обучения морскому делу. Помню, мы шли из Греции на Италию. Я на мостике, жду, когда Треньков подойдет меня сменить. А он по телефону: «Да, сейчас иду». А что мне делать. Прошел самостоятельно пролив. Тогда он приходит: «А я, – говорит, – все время из иллюминатора наблюдал, как ты управляешь. Я так тебя учу».

Большая дружба на долгие годы связала меня с капитаном Вадимом Никитиным. А все началось с отдела кадров. Капитану Никитину на «Аджарию» нужен был помощник. А меня тогда к другому капитану готовили.
«Работать у меня хочешь?» – спросил он. «Возьмете, буду». «Только у меня такое правило, – сказал он. – Если что-то не понравилось, скажите прямо в лицо. А если мне что-то не так, и я скажу прямо».

– Никитин – умный требовательный, справедливый. Он не из тех, кто саблей махал, – продолжает Владимир Владимирович. – А всегда давал возможность человеку исправиться.

– После года работы в его команде он спросил: «Хочешь продолжать дальше? На приемку судна пойдешь? Но без отпуска». И я согласился. Пошел старпомом. Мы принимали теплоход «Одесса» в Ливерпуле. Это был один из лучших лайнеров в моей жизни, – подчеркивает моряк. – С ним связано семь лет моей жизни.

На нем мы прошли большие испытания. Одно дело – ходить по Черному морю и Средиземке, другое дело – работать по морскому побережью Америки. Сначала мы учились у американцев, потом они у нас. Мы достигли сервиса высокого классаи вытеснили европейских конкурентов. Конечно, у наших пассажиров были свои запросы. Однажды вышли в рейс. В бюро информации мне говорят, что лед закончился. А мы не учли, что американцы все пьют со льдом. Чай горячий подают, бросают кусочек льда. Пришлось для них весь рейс морозить воду.


В Америке нас уважали. Вадим Никитин, показал всему миру, как умеют работать наши капитаны, пройдя в полном тумане 106 морских миль по реке Миссисипи до Нового Орлеана. Помню, как мы шли по реке с нашими иностранными коллегами и договаривались с «машиной».

– Когда скажу «полный вперед» – значит полный, когда «средний» – тоже полный, «малый» – тоже полный. А когда «стоп-машина», тогда останавливаемся.
А когда меня спрашивали, почему мы так быстро идем, я говорил, что судно быстро разгоняется и медленно останавливается.

Получив огромный опыт работы с капитаном Вадимом Никитином, Владимир Коваленко выработал и свои принципы.
– Строгим нужно быть в меру, там, где положено. Главное безопасность!
Под его руководством на судне работало 250 человек. И у каждого свой характер, нрав.
– Если с офицерами, младшим рядовым составом все было понятно, то с женщинами было тяжелее всего, – признается капитан. – Но я всегда искал правильный подход. Однажды зашел в ресторан, увидел грязную посуду. А я этого не люблю больше всего. Вызвал директора ресторана. Она приходит. Смотрю на ее руки. На ногте сколот лак. Я ей говорю: «Сначала приведите себя в порядок, ваш внешний вид. Тогда порядок будет во всем».

Если человек понимал, исправлялся, мы работали дальше. Но, если проштрафился, я просил писать заявление на увольнение. Человека не переделаешь. А биографию я никому портить не хотел. Может быть, на берегу он осознает, что делал не так, и в следующий раз будет ответственнее к себе и работе.

Каждый рейс – это ответственная работа, в которой отвечаешь за весь экипаж и пассажиров. Когда мы шли через Атлантику, попали в большой шторм. Я видел, как 12-метровая волна идет на нас. А другая, такая же, ей в резонанс. Я понимал, что может произойти и принял все необходимые меры. От удара волны все полетело кубарем: столы, стулья. Приваренные шкафы с посудой отрывались. Лайнер кренился все больше, дошел до критической точки, задрожал, и пошел назад.

Были моменты, когда приходили на помощь другим судам. В Бискайском заливе мы  получили сигнал СОС. Английский лесовоз во время шторма потерял остойчивость. Моряки сначала думали эвакуироваться, потом справились.
В 1998-ом году, когда ЧМП теряло свои пароходы один за другим, Владимира Владимировича назначили на теплоход «Петр I» («Михаил Суслов»).

– Лайнер арестовали за долги ЧМП в Дубае, – рассказывает капитан. – Мне обещали, что через 4 месяца дело решится. И я пойду на нем в рейс. Но это растянулось на два года. Денег на продукты нам выдали всего на 5 месяцев. Погранслужба подбрасывала нам еду. Мы ловили рыбу. Пресной воды не было. Температура 42 градуса, судно – раскаленная железная банка. Меня спрашивали: «Почему вы здесь сидите? Почему не оставите это судно?»
И я отвечал: «Потому что мы рождены и воспитаны в нашей стране. Мы, русские, считаем, что «может быть» лучше, чем ничего!»
В конце концов, теплоход продали по цене металлолома. А новый собственник переоборудовал его под казино для работы в Гонконге.

Владимир Владимирович показывает свои фотографии в Мексике, Америке, Испании, Греции, куда он водил большие белые пароходы. Где бы он ни был, он всегда думал об Одессе, где нашел свой дом, любимую профессию, которой остался верен всю жизнь. Удачи, капитан!



Инна Ищук, «МОРЯК УКРАИНЫ», № 31 от 12.08.2015-го
Tags: Капитаны, Морские истории, Одесса, Работа в море, ЧМП
Subscribe
Buy for 50 tokens
"Современные государства активно пользуются тем, что создают виртуальные экраны между реальной действительностью и гражданами. Граждане лицезреют экраны, думая, что перед ними действительность... ... Человек не может быть свидетелем всех событий. Большая часть информации приходит к нему…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments