specnazspn (specnazspn) wrote,
specnazspn
specnazspn

ГАУПТВАХТА


Восьмого мая 1970 года исполняющий обязанности командира батальона «поздравил» меня с юбилейным днем Победы, объявив перед строем пять суток ареста. Против взыскания я не возражал. Более того, заслужил, опоздав из отпуска на восемь дней. Но взыскание было объявлено перед всем личным составом! Этого мой двадцатитрехлетний гонор командира роты вынести не смог.
- Служу Советскому Союзу! – рявкнул я в лицо майору.

- Отставить! – рявкнул он еще громче. И повторил формулировку взыскания, ожидая, что я отрапортую:
- Есть пять суток ареста!
Шиш! Не дождется. И не дождался…

На пятый или шестой раз этого цирка он, наконец, догадался скомандовать личности:
- Разойдись!
- Вы не имели права объявлять мне взыскание при личном составе! – заметил я.
- Устав я не нарушал! – оправдался майор.
Оправдался? Как бы не так!

Девятого я демонстративно поменялся сменами и заступил на боевое дежурство. Не хотел я с майором праздник отмечать. А куда денешься? Часть на точке, офицерский дом на сто метров ниже части. Там все живут. Все и праздники отмечают…
Наша горка в семнадцати километрах от границы. С утра было вроде спокойно. Я провел развод, доложил обстановку на КП полка и пристроился с книжкой в кресле зенитно-пулеметной установки. Благодать! Ближе к обеду спустился вниз, снял пробу, разрешил выдачу, сам подхарчился. Положено…

А после обеда пожаловал гость. С бутылкой водки. Мы с майором в другие времена частенько бухали за шахматами.
- Сыграем? – предложил он.
- Не положено, товарищ майор.
- Я разрешаю…

- Не буду я с тобой пить! Понял! И играть не буду! И разговаривать на внеслужебные темы тоже! Понял?
- Так точно! – машинально ответил майор.
С КП прозвучала тревога. Я кинулся наверх. Оттуда отлично было видно, как свободные от службы офицеры выскакивают из дома, застегиваясь на ходу. Рты у всех шевелились. Я представил себе, что оттуда извергается, и улыбнулся.
Турки, они что делали? Подлетали тремя фантомами к границе и начинали вдоль нее летать. В то самое время, когда наши люди как раз за стол садились, чтоб выпить-закусить.

Часов в восемь вечера невмоготу стало. Всех трезвость замучила. А где возьмешь? Только у меня. Дело в том, что пять огнетушителей, висящих вокруг прицепа, заправлены не пеной, как положено, а вполне чачей. Это мои бойцы постарались. А я это случайно обнаружил. Гляжу: смена уходит на КП трезвой, а приходит с бодуна. Все обыскал. Тщетно. Месяц загадкой маялся. А потом раскрутил сдуру огнетушитель, а там чача! Короче, три огнетушителя выпиты, пять полнехоньки. Позвал я ротную интеллигенцию, спрашиваю:
- Что с этим делать-то будем?

Молчат. Сапогами землю ковыряют. Тогда опять я слово беру:
- Есть два варианта. Первый: все немедленно выливаем!
Молчат опять. А на лицах страдание. Старшина все же выдавил:
- А второй? – с надеждой некоторой.

- А второй? – потомил их я. – Второй такой: взамен выпитых огнетушителей появляются новые, но настоящие и неприкосновенные. Два оставшихся полных – ваши. И расходуются под вашу ответственность и под вашим контролем. Без ЧП. А три - мои. И они тоже неприкосновенны.

Ясное дело, соглашение было тут же достигнуто.

Своими запасами я щедро делился с коллегами, не сообщая, однако, их источник. Вот и сегодня потянулся ко мне в прицеп народ. С закуской! Так что праздник, несмотря на происки НАТО, удался!

И комбат приходил. Чачу я ему налил. Не зверь, чай. Но пить с ним не стал.

Автор
Александр Бирштейн
Tags: Армия, Про жизнь, СССР, Солдатские истории
Subscribe

Posts from This Journal “Солдатские истории” Tag

Buy for 50 tokens
"Современные государства активно пользуются тем, что создают виртуальные экраны между реальной действительностью и гражданами. Граждане лицезреют экраны, думая, что перед ними действительность... ... Человек не может быть свидетелем всех событий. Большая часть информации приходит к нему…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments